Вы когда-нибудь думали о том, что большую часть своей жизни человек


с. 1 ... с. 2 с. 3 с. 4 с. 5 с. 6 с. 7 с. 8
Глава 11 КАК БЫТЬ ВСЕГДА ЖЕЛАННЫМ

Зачем читать эту книгу, чтобы научиться завоевывать друзей? Почему бы не поучиться у самого крупного специалиста в этой области? И кто же он, спросите вы? Вы наверняка завтра утром повстречаете его на улице. Как только вы окажетесь на расстоянии десяти футов, он начнет вилять хвостом. Если вы остановитесь и погладите его, он из кожи вон вылезет, чтобы показать вам, как он вас любит. И вы знаете, что за этой преданностью и восторгом нет никаких задних мыслей — он не собирается вам ничего всучить и не станет заставлять жениться на себе. Разве вы никогда не думали, что собака — это единственное животное, которому не нужно трудиться, чтобы заработать себе на жизнь? Курица несет яйца, корова дает молоко, канарейка поет. А собака дарит вам свою любовь и преданность.

Когда мне было пять лет, отец купил мне маленького рыжего щенка за пятьдесят центов. Этот пес стал лучшим воспоминанием моего детства. Каждый день примерно в 4.30 он садился возле двери и пристально смотрел на дорожку. Как только он слышал мой голос или видел, что я пробираюсь сквозь кусты, он срывался с места, мчался ко мне, чтобы встретить меня, и оглашал окрестности радостным лаем.

Типпи был моим постоянным спутником в течение пяти лет. А затем произошла трагедия. Я никогда не забуду тот день. Мою собаку убило в двух шагах от меня. В него попала молния. Смерть Типпи стала самым тяжелым воспоминанием моего детства.

Ты никогда не читал книг по психологии, мой Типпи. Тебе они были не нужны. Ты по воле господа обладал удивительным инстинктом, который позволил тебе за два месяца завести друзей больше, чем некоторые люди заводят за всю жизнь. Ты просто проявлял свою заинтересованность в людях, а не старался заинтересовать их собственной персоной. И теперь я хочу повторить свои слова. Ты за два месяца приобрел Друзей больше, чем мог приобрести их за два года, пытаясь добиться их заинтересованности в себе.

Но нам с вами прекрасно известны люди, которые всю жизнь совершают ошибку, пытаясь всеми способами заинтересовать окружающих собственной персоной.

Разумеется, этот путь совершенно бессмыслен. Вы людей не интересуете. Их не интересую я. Их интересуют только они сами — и утром, и днем, и вечером.

Нью-Йоркская телефонная компания провела подробный анализ телефонных разговоров. Они старались выяснить, какое слово повторяется абонентами чаще всего. Вы, наверное, уже догадались. Этим словом оказалось личное местоимение «я». В 500 телефонных разговорах слово «я» повторилось 3900 раз. Когда вы смотрите на групповые фотографии, где есть и вы тоже, на чье изображение вы глядите в первую очередь?

Если мы хотим произвести на людей впечатление и заставить их заинтересоваться нами, то нам никогда не удастся обрести настоящих верных друзей. Друзья, настоящие друзья, так не приобретаются.

Наполеон пытался. Во время последней встречи с Жозефиной он сказал: «Жозефина, я был удачлив, как только может быть удачлив человек на Земле; но сейчас я могу положиться на единственного человека — на тебя, дорогая». Историки до сих пор сомневаются, что он мог положиться даже на нее.

Альфред Адлер, известный венский психолог, в книге «Что должна значить для вас ваша жизнь» писал: «Человек, которого не интересуют окружающие, будет испытывать в жизни величайшие трудности и причинять людям огромную боль. Именно такие люди и становятся причиной человеческих бедствий».

Вы можете прочесть горы специальной литературы, посвященной вопросам психологии, но не найти столь всеобъемлющей фразы, которая имеет огромное значение для любого человека. Утверждение Адлера настолько значимо, что я хочу его повторить и выделить: «Человек, которого не интересуют окружающие, будет испытывать в жизни величайшие трудности и причинять людям огромную боль. Именно такие люди и становятся причиной человеческих бедствий».

Как-то раз я читал курс лекций по написанию рассказов в Нью-йоркском университете. Во время этого курса перед слушателями выступал редактор крупного журнала. Он сказал, что по нескольким абзацам любого рассказа, которые сотнями проходят через его руки, может определить, как автор относится к людям. «Если автор не любит людей, — сказал этот редактор, — то люди не полюбят его рассказы».

Этот опытный редактор дважды прерывал свое выступление и извинялся за то, что учит нас писать беллетристику. «Я говорю вам то же самое, что и ваш преподаватель. Помните, самое главное для писателя — любить людей, интересоваться ими. Только тогда читатели полюбят ваши книги!»

Если это справедливо в отношении литературы, то можете быть уверены — это справедливо и в отношениях между людьми.

Как-то раз мне довелось провести вечер в гримерной Говарда Торстона, когда он в последний раз выступал на Бродвее. Торстон был признанным корифеем среди фокусников. На протяжении сорока лет он путешествовал по всему миру, создавая иллюзии, мистифицируя публику и заставляя людей задыхаться от восторга. Более 60 миллионов зрителей посетили его выступления и заплатили за это. Его состояние достигало двух миллионов долларов.

Я попросил мистера Торстона рассказать мне о секрете его успеха. Воспитание не сыграло в этом никакой роли. Он убежал из дому еще в раннем детстве, стал бродягой, путешествовал на грузовиках, спал на сеновалах, подбирал пищу на помойках, научился читать по надписям на грузовиках и железнодорожных вокзалах.

Обладал ли он врожденной магией? Нет. Он рассказал мне, что о фокусах написаны сотни книг, и множество людей знают о них не меньше, чем он. Но Торстон обладал двумя качествами, которых не было у остальных. Во-первых, он умел заставить публику ощутить его индивидуальность. Он был прирожденным артистом. Он знал человеческую природу. Все, что он делал, каждый его жест, каждый звук его голоса, каждое движение бровей было тщательно отрепетировано. Его номера рассчитывались до долей секунды. Но помимо этого Торстон искренне интересовался людьми. Он говорил мне, что многие фокусники относятся к публике, как к сборищу профанов и идиотов, которых легко одурачить. Но сам он подходил к своей профессии совершенно иначе. Этот знаменитый фокусник рассказывал мне, что каждый раз, выходя на сцену, он говорил себе: «Я благодарен этим людям, что они пришли посмотреть на меня. Только благодаря им я могу вести тот образ жизни, который хочу. Я должен показать этим людям лучшее, на что я способен».

Он утверждал, что ни разу не вышел к рампе, не повторив себе несколько раз: «Я люблю свою публику. Я люблю свою публику». Вам кажется это глупым? Абсурдным? Вы можете думать так, как вам нравится, но я просто передаю вам рецепт успеха самого знаменитого фокусника нашего времени и не хочу комментировать его слова.

Джордж Дайк из Северного Уоррена, штат Пенсильвания, был вынужден бросить работу на автозаправке, так как новое шоссе прошло как раз по территории его станции. Очень скоро спокойная жизнь пенсионера стала его тяготить, поэтому он начал занимать свободное время игрой на своей старенькой скрипке. Вскоре Джордж начал путешествовать по штату, встречаясь и общаясь со множеством скрипачей, играющих в стиле «кантри». Его скромная манера держаться и искреннее желание узнать побольше, а также явная заинтересованность в другом человеке располагали к нему собеседников. Хотя он и не стал знаменитым скрипачом, но друзей в этом кругу у него образовалось множество. Он стал посещать музыкальные конкурсы и скоро стал известен в кругу любителей «кантри» как «Дядюшка Джордж, скрипач из графства Кинзуа». Когда я встретил дядюшку Джорджа, ему было уже семьдесят два года, но он по-прежнему наслаждался каждой минутой своей жизни. Проявляя искренний интерес к другим людям, он сумел начать новую жизнь тогда, когда больший-тво людей считает, что жизнь кончена.

В этом же заключался - секрет удивительной популярности Теодора Рузвельта. Его любили даже слуги. Камердинер Рузвельта Джеймс И. Эймос написал о нем книгу, озаглавленную «Теодор Рузвельт, герой своего камердинера». В этой книге Эймос описывает удивительный эпизод.

«Моя жена однажды спросила президента о том, что такое вирджинская куропатка. Она никогда в жизни не видела эту птицу, и он очень подробно описал ей ее. Чуть позже в нашем коттедже раздался телефонный звонок (Эймос и его жена жили в маленьком домике в поместье Рузвельта в Ойстер Бэй). Жена подняла трубку. Это оказался мистер Рузвельт, который сообщил ей, что если она хочет увидеть вирджинскую куропатку, то одна из них сейчас как раз прогуливается под ее окном. Такие мелочи были очень характерны для него. Когда он проходил мимо нашего домика, даже если нас не было видно, мы всегда слышали, как он приветствует нас: «Э-эй, Энни!» и «Э-эй, Джеймс!» Это не значило, что мы ему зачем-то понадобились, просто он приветствовал нас, проходя мимо».

Разве могут подчиненные не любить такого начальника? Да и вообще, как можно не любить такого человека? Рузвельт как-то раз зашел в Белый дом, когда президента и миссис Тафт не было. Его искренний интерес к людям, занимающим скромное положение, проявлялся в том, что он помнил всех старых сотрудников Белого дома по именам, включая кухарку и посудомойку.

Арчи Батт пишет в своей книге: «Когда он увидел Алису, нашу кухарку, то спросил ее, печет ли она по-прежнему кукурузный хлеб. Алиса ответила, что иногда делает это, но только для слуг. Никто наверху кукурузный хлеб не ест.

— У них плохой вкус, — ответил Рузвельт. — Я обязательно скажу президенту об этом, как только его увижу.

Алиса принесла ему кусок кукурузного хлеба на тарелке, и он поднялся в свой офис, поедая его на ходу и приветствуя по именам всех садовников и рабочих, встречавшихся ему на пути...

Он обращался к каждому из них так, как называл их в прошлом. Айк Гувер, главный швейцар Белого дома, проработавший в этой должности более сорока лет, произнес со слезами на глазах: «Это был единственный счастливый день за последние два года. Никто из нас не променял бы его даже на стодолларовую бумажку».

Такое же отношение к «маленьким» людям помогло торговому представителю Эдварду М. Сайксу-младшему заключить удачную сделку. Он пишет: «Много лет назад я работал с покупателями продукции фирмы «Джонсон и Джонсон» в штате Массачусетс. Одним из основных клиентов была аптека в Хинхэме. Когда я приезжал в эту аптеку, то всегда разговаривал с человеком, продававшим газировку, и с другим продавцом и только потом отправлялся к хозяину аптеки, чтобы оформить заказ. Однажды я поднялся к нему, но он сказал, чтобы я уходил, потому что он больше не собирается покупать продукцию нашей фирмы — он чувствует, что его маленькая аптека больше не представляет интереса для «Джонсон и Джонсон». Поджав хвост, я ушел и несколько часов колесил по городу, стараясь прийти в себя. Наконец я решил вернуться и попытаться по крайней мере разъяснить владельцу политику нашей фирмы.

Вернувшись, я, как обычно, поздоровался с продавцами. Когда я поднялся наверх, то, к моему удивлению, хозяин встретил меня очень приветливо и сделал заказ, вдвое превышавший его обычный. Я смотрел на него во все глаза и спросил, что же произошло с того момента, как я вышел из его кабинета. Он указал на молодого человека, продававшего газировку, и рассказал мне, что после моего ухода парень поднялся к хозяину и сказал, что я — единственный из всех торговых представителей, кто здоровается с ним и со всеми остальными работниками аптеки. Он сказал, что если кто и заслуживает крупного заказа, так это только я. Хозяин аптеки согласился и надолго остался нашим клиентом. Я никогда не забуду этот урок. Только искренняя заинтересованность в других людях помогла мне в тот раз. Это самое ценное качество, которым только может обладать торговец».

На личном опыте я знаю, что можно добиться приема, внимания и сотрудничества даже у самых известных и занятых людей, если показать им, что они вам искренне интересны. Приведу небольшой пример.

Несколько лет назад я читал курс по художественной литературе в Бруклинском институте искусств и наук. Мне хотелось пригласить на свой семинар таких известных авторов, как Кэтлин Норрис, Фанни Херст, Ида Тербелл, Альберт Пэйсон Теран и Руперт Хьюз. Если бы они поделились с нами своим опытом, это было бы очень полезно для начинающих писателей. Поэтому я написал им, сообщая, что мы все искренне восхищены их работами и хотели бы получить от них совет и узнать о секретах их успеха.

Каждое письмо подписали 150 студентов. Мы понимали, что эти авторы заняты — слишком заняты, чтобы читать нам лекции. Поэтому мы приложили к письмам список вопросов о них самих и об их методах работы. Им это понравилось. А кому бы не понравилось? И в результате они приехали в Бруклин и протянули нам руку помощи.

Точно так же я сумел убедить Лесли М. Шоу, министра финансов в администрации президента Теодора Рузвельта, Джорджа Викершэма, генерального прокурора администрации президента Тафта, Вильяма Джен-нингса Брайана, Франклина Д. Рузвельта и многих других выдающихся людей прийти и выступить перед слушателями моих семинаров по ораторскому искусству.

Все люди, будь они простыми рабочими, клерками или королями, любят тех, кто ими восхищается. Вспомните, к примеру, германского кайзера. В конце Первой мировой войны он был, наверное, самым ненавидимым и презираемым человеком на земле. Даже его собственный народ отвернулся от него, и он был вынужден бежать в Голландию, чтобы спасти свою жизнь. Ненависть к нему была настолько сильна, что миллионы людей с удовольствием разорвали бы его на куски или сожгли на костре. И вот в разгар этой ненависти и ярости один маленький мальчик написал кайзеру простое, искреннее письмо, исполненное доброты и восхищения. Этот мальчик написал, что ему не важно, что думают другие, но он всегда будет любить Вильгельма — ведь он его император. Кайзер был глубоко тронут этим письмом и пригласил мальчика приехать навестить его. Мальчик приехал, с ним приехала его мама — и кайзер женился на ней. Этому ребенку не надо было читать книги о том, как завоевывать друзей и влиять на людей. Он знал это инстинктивно.

Если мы хотим иметь друзей, то мы должны что-то делать для других людей. Такие поступки требуют времени, энергии, бескорыстия и заботы. Когда герцог Виндзорский был принцем Уэльским, он отправился в поездку по странам Южной Америки. Но прежде чем поехать, он несколько месяцев изучал испанский язык, чтобы выступать на языке тех стран, которые он должен был посетить. Жители Южной Америки искренне полюбили его за такое внимание.

На протяжении многих лет я стараюсь узнавать дни рождения моих друзей и знакомых. Как? Хотя я не силен в астрологии, я начинаю расспрашивать своих друзей, верят ли они в то, что дата рождения человека может повлиять на его характер и судьбу. А потом я прошу человека сказать мне день и месяц его рождения. А потом украдкой быстро записываю эту дату в свою записную книжку. Дома я переношу эту запись в специальную книжку дней рождений. Когда этот день наступает, я отправляю поздравительную открытку или телеграмму. Какое впечатление это производит! Порой я бываю единственным человеком, кто помнит об этой важной для любого человека дате.

Если мы хотим иметь друзей, надо относиться к людям с энтузиазмом и вниманием. Если кто-то звонит вам по телефону, здоровайтесь с ним радостно. Произносите «Привет!» так, словно вы ждали этого звонка всю жизнь. Ваш собеседник должен почувствовать, что вы ему рады. Многие компании специально готовят телефонных операторов, чтобы они отвечали по телефону радостно и приветливо. Звонящие сразу же чувствуют, что компания заинтересована в них. Вспомните мои слова, когда завтра будете отвечать на телефонные звонки.

Умение показать искренний интерес к собеседнику поможет вам не только приобрести друзей, но и убедит покупателей сохранить отношения с вашей компанией. В журнале Национального банка Северной Америки было опубликовано письмо от Маделин Роуздейл, вкладчицы банка.

«Мне хотелось бы сказать, как я восхищена вашими сотрудниками. Все чрезвычайно вежливы, предупредительны и внимательны. Это огромное удовольствие, когда, отстояв длинную очередь, подходишь к окошку, где тебя радостно и вежливо приветствуют.

В прошлом году мою мать положили в больницу на пять месяцев. В это время я часто обращалась к кассиру Мэри Петручелло, и она всегда спрашивала меня о моей матери и о ее самочувствии».

У вас есть какие-нибудь сомнения по поводу того, что миссис Роуздейл останется вкладчицей этого банка надолго?

Чарльз Уолтере, сотрудник одного из известных нью-йоркских банков, должен был подготовить конфиденциальную записку о состоянии дел одной корпорации. Уолтере знал только одного человека, президента крупной фирмы, обладавшего нужной ему информацией. Когда мистера Уолтерса проводили в кабинет этого человека, туда заглянула секретарша и сообщила, что сегодня для него не было никаких марок. «Я собираю марки для моего двенадцатилетнего сына», — пояснил президент.

Уолтере изложил свою миссию и начал задавать вопросы. Президент отвечал неохотно, туманно и неопределенно. Он не хотел говорить, и Уолтерсу никак не удавалось убедить его ответить на вопросы. Разговор получился коротким и бесполезным. «Я просто не знал, что делать, — признался мистер Уолтере, рассказывая об этом случае на семинаре.,.— А потом я вспомнил, что говорила секретарша — марки, двенадцатилетний сын... И я обратился в иностранный департамент нашего банка, собиравший марки — марки с писем, приходящих к нам со всех концов света.

На следующее утро я позвонил своему вчерашнему собеседнику и сообщил, что у меня есть несколько марок для его мальчика. Был ли я на этот раз принят более гостеприимно? Разумеется. Он не мог бы более восторженно жать мою руку, даже если бы пытался баллотироваться в конгресс. Он просто излучал радость и счастье. «Моему Джорджу они наверняка понравятся, — повторял он, разглядывая марки. — А вы только посмотрите на эту! Это же настоящее сокровище!»

Мы полчаса рассматривали принесенные мной марки и фотографии его сына, а затем он уделил мне больше часа и сообщил все, что мне нужно было узнать, хотя на этот раз я почти его не расспрашивал. Он рассказал мне все, что знал сам, а потом позвонил своим подчиненным и расспросил их. Он звонил своим помощникам. Он нагрузил меня таким количеством фактов, отчетов и документов, что я еле справился с ними. Говоря языком газетчиков, я имел сенсационный успех».

Приведу еще один пример.

С.М. Кнафл-младший из Филадельфии несколько лет пытался наладить продажу бензина крупной компании, специализирующейся на розничной торговле. Но компания продолжала покупать бензин у другого дилера и перевозила его прямо под самыми окнами конторы Кнафла. Как-то вечером мистер Кнафл рассказал об этом на семинаре, излив свой гнев на мелкие магазины, называя их бичом нации.

И он еще удивлялся, почему они не хотят покупать бензин у него!

Я предложил ему изменить тактику. Мы поступили следующим образом. На нашем семинаре мы решили провести диспут и выяснить, приносят ли мелкие магазины нашей стране пользу или вред.

Мистер Кнафл по моему совету согласился защищать мелкие магазины. После этого он пришел к управляющему той компании, которой он так долго и безуспешно пытался продать бензин, и сообщил, что на этот раз он не собирается ничего продавать, просто ему нужна информация о работе сети мелких магазинов, и никто другой не может так исчерпывающе ответить на его вопросы. Мистер Кнафл сказал, что ему очень хочется победить в диспуте и он будет очень признателен за помощь.

Вот окончание истории мистера Кнафла в его собственном изложении: «Я попросил управляющего уделить мне буквально минуту. Это было тик понятно, что он не отказался выслушать меня. Когда я изложил свое дело, он усадил меня в кресло и целых полтора часа рассказывал мне о своих магазинах. Он пригласил другого администратора, который написал на эту тему целую книгу. Он позвонил в национальную ассоциацию и заказал для меня литературу. Он искренне верил, что оказывает огромную услугу человечеству. Он гордился тем, что делает для сотен тысяч покупателей. Его глаза блестели. Он открыл мне глаза на вещи, о которых я прежде и не задумывался. Он полностью изменил мое отношение к его компании.

Когда я собрался уходить, этот человек проводил меня до двери, положил руку мне на плечо, пожелал удачи на диспуте и предложил зайти к нему снова и рассказать о своих делах. Напоследок он сказал мне: «Пожалуйста, заходите весной. Я подумываю о том, чтобы закупать бензин у вас».

Это было настоящее чудо! Он сам предложил покупать мой бензин, хотя я даже не заикнулся об этом. Я добился большего успеха за два часа, расспрашивая о его делах, чем за десять лет, когда я пытался заинтересовать его собой и своим продуктом».

Вы не открыли ничего нового, мистер Кнафл. Задолго до рождения Христа римский поэт Публий Сирии заметил: «Мы интересуемся другими только тогда, когда они интересуются нами».

Проявление интереса, как и любой другой аспект человеческих отношений, должно быть искренним. И пользу от этого интереса должны получить обе стороны. Это дорога с двусторонним движением.

Мартин Гинзберг, посещавший наши курсы на Лонг-Айленде, рассказал, что искренний интерес, который проявила к нему медсестра, полностью изменил его жизнь: «Мне было десять лет. Был День Благодарения, а я лежал в больнице. Мне предстояла сложная ортопедическая операция. Я знал, что впереди меня ждут долгие месяцы неподвижности, боли и страданий. Отец мой умер, мы с мамой жили в маленькой квартирке на пособие. Мама не могла прийти ко мне в этот день.

Ближе к вечеру меня начало охватывать чувство одиночества, отчаяния и страха. Я знал, что мама волнуется обо мне, что она одна дома, что с ней никого нет, ей нечего есть и у нее нет денег на традиционный обед в честь Дня Благодарения. Слезы навернулись на глаза, я уткнулся в, подушку и накрылся с головой. Я плакал беззвучно, но так горько, что все мое тело Сотрясалось и молоденькая медсестра услышала, что я плачу, и подошла ко мне. Она подняла одеяло и стала вытирать мои слезы. Она рассказала мне, какой одинокой себя чувствует из-за того, что должна сегодня работать и не может быть со своей семьей. Она спросила меня, не хочу ли я пообедать вместе с ней. Она принесла два подноса с едой: нарезанная индейка, картофельное пюре, клюквенный соус и мороженое на десерт. Медсестра поговорила со мной и постаралась успокоить. Хотя ей надо было уходить в четыре часа, она пробыла со мной до одиннадцати. Она играла со мной, разговаривала и не ушла до тех пор, пока я не уснул.

С тех пор я много раз отмечал День Благодарения, но каждый раз я вспоминал свой страх, одиночество и отчаяние, которые ушли, уступив место теплоте и нежности, проявленным ко мне посторонним человеком. Та медсестра помогла мне справиться с одиночеством».

Если вы хотите, чтобы люди любили вас, если вы хотите иметь настоящих друзей, если вы хотите помогать другим так же, как помогаете себе, постоянно помните об одном:

ПРОЯВЛЯЙТЕ ИСКРЕННИЙ ИНТЕРЕС К ДРУГИМ ЛЮДЯМ!



Глава 12

КАК БЫСТРО РАСПОЛОЖИТЬ К СЕБЕ ЛЮДЕЙ

Я стоял в очереди в почтовом отделении на углу Тридцать третьей стрит и Восьмой авеню в Нью-Йорке. И заметил, что почтовый служащий явно скучает. Работа ему надоела: взвешивать конверты, наклеивать марки, отсчитывать мелочь, выписывать квитанции — одно и то же день за днем, год за годом. И тогда я подумал: «Нужно заставить этого парня полюбить меня. Очевидно, что для того, чтобы ему понравиться, я должен сказать ему что-то приятное, но не о себе, а о нем». Я спросил себя: «Что в этом парне могло бы вызвать мое искреннее восхищение?» Порой на этот вопрос бывает очень трудно ответить, особенно если вы не знаете другого человека. Но на этот раз все было просто. Я сразу же заметил то, чем мог восхищаться бесконечно.

Поэтому, пока он взвешивал мой конверт, я восторженно сказал: «Хотел бы я, чтобы у меня были такие волосы, как у вас!»

Он обернулся, слегка удивленный, но потом расплылся в улыбке. «Но они уже не так хороши, как раньше», — сказал он скромно. Я заверил его, что его волосы, возможно, утратили былую красоту, но они все равно великолепны. Парню было явно приятно. Мы еще немного поговорили, и наконец он признался мне: «Мои волосы многим нравятся».

Держу пари, что этот человек чувствовал себя окрыленным. Держу пари, что он вечером рассказал об этом своей жене. Держу пари, что он смотрел в зеркало и думал: «Да, у меня действительно прекрасные волосы!»

Однажды я рассказал эту историю на лекции, и мой слушатель спросил меня: «А что вам, собственно, от него было нужно?»

Что мне от него было нужно!!! Что мне от него было нужно!!!

Если мы такие чудовищные эгоисты, что не можем подарить человеку немного счастья и искренне оценить его достоинства, не пытаясь от него ничего добиться, если наши души так же мелки, как плоды дикой яблони, то мы обречены на неудачу, которую честно заслужили.

Да, мне было кое-что нужно от этого человека. Мне было нужно нечто, не имеющее цены. И я это получил. Я получил ощущение, что сделал другому человеку приятное, хотя он не мог ответить мне тем же. Это ощущение будет долго наполнять мою душу, хотя само событие изгладится из моей памяти.

Существует один важнейший закон человеческого общения. Если мы подчинимся этому закону, то никогда не потерпим неудачи. Наоборот, этот закон поможет нам обрести бесчисленных друзей и жить счастливо. Но стоит лишь нарушить его, и проблемы начнут возникать одна за другой. Закон этот таков — всегда давайте другому человеку почувствовать его значимость в ваших глазах. Джон Дьюи, как мы уже говорили, сказал, что желание быть значимым — это глубочайшее стремление человеческой натуры. А Вильям Джеймс заметил: «Главнейший принцип человеческой природы — это стремление быть оцененным». Как я уже говорил, именно это стремление и отличает нас от животных. Только благодаря ему возможно развитие цивилизации.

Философы на протяжении тысячелетий постигали законы человеческих взаимоотношений, и изо всех этих исследований родилась всего лишь одна главная заповедь. Она совсем не нова. Заратустра говорил о ней своим ученикам две с половиной тысячи лет назад. Конфуций проповедовал ее в Китае почти в то же время. Лао Цзы, основатель даосизма, говорил об этом своим последователям в долине Хань. Будда произносил эти слова на берегах священного Ганга задолго до рождения Христа. Священные книги индуизма упоминают об этом. Иисус учил тому же среди выжженных пустынь Иудеи. Он сумел сформулировать эту мысль и выразить ее в единственном предложении: «Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними».

Вы ждете одобрения от тех, с кем общаетесь. Вы хотите, чтобы люди оценивали вас по достоинству. Вы хотите ощущать себя значительным в своем маленьком мирке. Вам не нужна дешевая грубая лесть, но вы стремитесь к искреннему признанию. Вы хотите, чтобы ваши друзья и коллеги были, по словам Чарльза Шваба, искренни в своем одобрении и не скупились на похвалу. Все люди хотят этого.

Итак, давайте же подчинимся Золотому Правилу и дадим другим то, что хотим получить от них. Как? Когда? Где? Ответ очень прост: всегда и везде.

Дэвид Г. Смит рассказал на моем семинаре о том, как он справился со сложной ситуацией. Его попросили собирать пожертвования на благотворительном концерте, и вот что из этого вышло: «Вечером я приехал в парк и встретил там двух пожилых дам в дурном расположении духа. Я подумал, что программу изменили, и остановился в нерешительности. Тут появился один из членов организационного комитета, вручил мне коробку для сбора пожертвований и поблагодарил за то, что я согласился принять участие в этом проекте. Он представил мне этих женщин, Розу и Джейн, как моих помощниц и покинул нас. Воцарилось молчание. Осознав, что коробка для сбора денег является своего рода символом власти, я передал ее Розе и объяснил, что не могу везде носить с собой деньги и буду ей крайне признателен, если она возьмет на себя эту обязанность. Затем я попросил Джейн объяснить двум подросткам, занимавшимся напитками, как обращаться с аппаратом для производства газированной воды, и предложил ей взять это под свою ответственность.

Вечер удался Довольная Роза собирала деньги, Джейн присматривала за подростками, а я наслаждался музыкой».

Не стоит ждать, когда вы станете послом во Франции или президентом собственной фирмы, чтобы пользоваться этим приемом. Вы можете волшебным образом изменить каждый день своей жизни.

Если, к примеру, официантка приносит вам пюре, а вы заказали картофель фри, скажите ей: «Простите, но я предпочитаю жареную картошку!» Уверен, что она ответит вам: «Без проблем!» — и с радостью заменит блюдо, потому что вы отнеслись к ней с уважением.

Простые фразы вроде «простите за беспокойство», «не будете ли вы так любезны...», «не возражаете?», «как вы полагаете?», «благодарю вас» — это небольшие искорки вежливости, которые расцвечивают наши серые будни. К тому же они говорят и о вашем прекрасном воспитании.

Приведу еще один пример. В начале нашего века романы Холла Кейна «Христианин», «Судья» и «Человек с острова Мэн» считались настоящими бестселлерами. Миллионы людей читали эти книги. Между тем их автор был сыном кузнеца. Он не окончил и восьми классов, но умер богатейшим литератором нашего времени.

История его жизни такова. Холл Кейн любил поэзию и особенно восхищался творчеством Данте Габриэля Россетти. Он даже написал восторженную статью, посвященную его поэзии, и отправил экземпляр Россетти. Россетти был польщен. «Если молодой человек так тонко понимает суть моих стихов, — подумал он, — то он наверняка выдающаяся личность». Россетти пригласил сына кузнеца приехать в Лондон и стать его секретарем. Это событие стало поворотным моментом в жизни Холла Кейна.

В доме Россетти он познакомился со многими представителями литературной и артистической элиты того времени. Воодушевленный и поддерживаемый их советами, он сумел сделать головокружительную литературную карьеру.

Его дом на острове Мэн стал Меккой для туристов со всех концов света. Он оставил мультимиллионное состояние. Но он мог умереть в нищете и безвестности, не напиши он Россетти в свое время искренние слова, идущие от самого сердца.

Такова сила, невообразимая сила искреннего сердечного признания и восхищения.

Россетти считал себя значительным человеком. Это неудивительно. Каждый человек считает себя значительным, очень важным.

Жизнь многих людей разительно изменилась бы, если бы кто-нибудь признал их значимость. Рональд Дж. Роуленд читал лекции на нашем семинаре в Калифорнии. Помимо этого он преподавал живопись и скульптуру. Он написал мне о студенте по имени Крис, который пришел в его класс скульптуры:

«Крис был очень скромным, застенчивым молодым человеком, страдавшим от недостатка уверенности в себе. Таким студентам преподаватели редко уделяют много внимания. Я тогда преподавал еще и в «продвинутом» классе. Чтобы попасть в этот класс, студенты должны были чем-то проявить себя.

В среду Крис спокойно работал за своим столом. Я почувствовал, что в нем пылает какой-то внутренний огонь. Я спросил его, не хочет ли он заниматься в «продвинутом» классе. Хотелось бы мне передать вам то выражение, которое появилось на лице Криса, те эмоции, которые промелькнули в его глазах, пока он безуспешно пытался сдержать слезы!

— Кто, я, мистер Роуленд? Вы считаете, что я могу?

— Да, Крис, ты вполне справишься. Здесь мне придется остановиться, потому что слезы душат меня самого. Когда в тот день Крис выходил из класса, мне показалось, что он стал выше ростом. Он обернулся, посмотрел на меня яркими голубыми глазами и сказал:

— Спасибо, мистер Роуленд.

Крис дал мне урок, который я никогда не забуду. Каждый человек мечтает быть значительным. Я никогда не должен забывать об этом. Я написал большой плакат:

«ТЫ ОЧЕНЬ ЗНАЧИТЕЛЕН!» — и повесил его в своем классе. Все мои студенты видят его, я сам вижу его и всегда вспоминаю, что каждый студент — личность, значительная личность».

Истина заключается в том, что почти все люди, с которыми вы встречаетесь, в чем-то считают себя выше вас. Верный путь к их сердцам — это показать, что вы признаете их значительность и это признание идет из глубины сердца.

Вспомните слова Эмерсона: «Каждый человек, которого я встречаю на своем пути, в чем-то превосходит меня, и в этом смысле я учусь у каждого». И самое удивительное в этом, что люди, меньше всего заслуживающие признания, энергичнее всех его добиваются, суетятся, кричат, шумят, словом, выглядят ужасно. Как сказал Шекспир:

... Но человек,

Но гордый человек, что облечен Минутным, кратковременным величьем И так в себе уверен, что не помнит,

Что хрупок, как стекло, — он перед небом Кривляется, как злая обезьяна, И так, что плачут ангелы над ним.

Я хочу рассказать вам о том, как бизнесмены, занимавшиеся у меня на курсах, применяли эти принципы и добивались удивительных результатов. Давайте возьмем историю одного коннектикутского прокурора. (Щадя чувства своих родственников, он предпочел, чтобы я не называл его имени )

Вскоре после того, как мистер Г. присоединился к нашему семинару, он вместе с женой поехал на Лонг-Айленд навестить родственников. Жена оставила его беседовать со своей старенькой тетушкой, а сама ушла общаться с более молодыми родственниками. Так как мистер Р. был очень заинтересован в применении своих познаний на практике, он решил попробовать поговорить с тетушкой, пользуясь всеми недавно узнанными приемами. Он огляделся по сторонам, чтобы понять, чем бы можно было искренне восхититься.

— Ваш дом построен около 1890 года, не так ли? — спросил он.

— Да, — ответила старая леди. — Он был построен именно в этом году.

— Он напоминает мне родительский дом, — сказал мистер Р. — Он прекрасен. Замечательно спланирован, просторен. Знаете, сейчас ведь не строят таких домов.

— Вы правы, — согласилась старушка. — Молодежь не понимает толка в домах. Им достаточно маленькой квартирки, а все остальное время они проводят в своих автомобилях. Это сказочный дом, — продолжала она голосом, смягчившимся от приятных воспоминаний. — Он построен с любовью. Мы с мужем несколько лет мечтали о нем, прежде чем смогли это себе позволить. Мы не приглашали архитектора, а все спланировали сами.

Старая дама показала мистеру Р. весь дом, а он искренне восхищался ее сокровищами, которые она собирала всю жизнь, чтобы украсить свой дом, — кружевными шалями, английскими сервизами, веджвудским фарфором, французской мебелью, итальянскими картинами, шелковыми портьерами, которые вполне подошли бы для какого-нибудь французского замка.

Показав мистеру Р. весь дом, старая дама привела его в гараж. Там, подвешенный на блоках, красовался «Паккард» в прекрасном состоянии.

— Мой муж купил эту машину незадолго до смерти, — печально сказала старая дама. — Я ни разу не ездила на ней после того, как его не стало... Вы умеете ценить красивые вещи, и я решила подарить эту машину вам.

— Что вы, тетушка, — возразил мистер Р. — Вы слишком добры. Конечно, я тронут вашей щедростью, но я не могу принять этот автомобиль. Я вам даже не родственник. У меня есть собственная машина, а ваши родственники с радостью будут ездить на вашем «Паккарде».

— Родственники! — воскликнула она. — Да, у меня есть родственники, которые только и ждут моей смерти, чтобы заполучить все это. Но этот автомобиль им не достанется.

— Но если вы не хотите оставлять его им, вы можете очень выгодно продать его.

— Продать! Неужели вы думаете, что я могу продать эту машину? Разве я могу видеть, как посторонние люди разъезжают по улицам в машине, которую мой муж купил для меня? Я ни за что не продам ее. Я лучше подарю ее вам. Вы умеете ценить красивые вещи.

Мистер Р. пытался отказаться от подарка, но не смог этого сделать, не обидев старую даму.

Эта женщина осталась совершенно одна в огромном доме с кружевными шалями, французской мебелью и со своими воспоминаниями. Она жаждала внимания. Когда-то она была молодой, прекрасной и желанной. Она построила дом, согретый любовью, украсила его драгоценными вещами, собранными со всего мира. А теперь в одинокой старости она жаждала человеческого тепла, немного признания — и никто не хотел дать ей этого. И когда она наконец встретила человека, который отнесся к ней с вниманием, ее благодарность не знала границ и выразилась в дорогом подарке — в роскошной машине, значащей для нее так много.

Давайте рассмотрим еще один пример. О нем рассказал мне Дональд МакМахон, управляющий фирмы «Льюис и Вален-тайн», занимающейся декоративным садоводством и ландшафтной архитектурой:

«Вскоре после того, как я прослушал семинар «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей», я планировал поместье очень известного судьи. Владелец рассказал мне о том, что он хочет посадить много рододендронов и азалий.

— Судья, у вас замечательное хобби, — сказал я. — Мне очень нравятся ваши прекрасные собаки. Наверное, они получают массу наград на собачьих выставках.

Эффект от этой фразы был ошеломительный.

— Да, — ответил судья. — Я очень люблю своих собак. Хотите посмотреть мою псарню?

Он почти час показывал мне своих собак и награды, которые они получили. Он даже принес их родословные и рассказал мне о том, как красота и сообразительность зависят от чистоты породы.

Наконец он повернулся ко мне и спросил:

— У вас есть маленькие дети?

— Да, — ответил я. — У меня есть сын.

— Он наверняка хочет иметь щенка?

— Конечно, он бы с ума сошел от радости.

— Прекрасно. Я подарю ему щенка. Судья стал рассказывать мне, как надо кормить собачку и ухаживать за ней, потом остановился и сказал:

— Нет, так вы все забудете. Я лучше все вам напишу.

Он пошел в дом, напечатал мне родословную и инструкции по уходу за щенком. Судья подарил мне щенка стоимостью несколько сотен долларов и полтора часа своего драгоценного времени, а все потому, что я выразил свое искреннее восхищение его увлечением и достижениями».

Джордж Истмен, основатель фирмы «Кодак», изобрел прозрачную пленку, сделавшую возможным появление кино, нажил состояние в сто миллионов долларов и стал самым известным бизнесменом в мире. Но несмотря на все эти выдающиеся достижения, он жаждал признания, как и мы с вами.

Когда Истмен основал Истменовскую музыкальную школу и построил Килбурн-Холл в Рочестере, Джеймс Адамсон, впоследствии ставший президентом крупной фирмы, захотел получить заказ на поставку театральных кресел для этих зданий. Позвонив архитектору, мистер Адамсон назначил встречу с Истменом в Рочестере.

Когда Адамсон приехал, архитектор предупредил: «Я знаю, вам хочется получить этот заказ, но могу сказать, что у вас не остается ни единого шанса, если вы отнимете у Джорджа Истмена больше пяти минут. Он чрезвычайно дисциплинирован и очень занят. Поэтому излагайте свою просьбу кратко». Адамсон приготовился говорить в телеграфном стиле. Когда его пригласили в кабинет, он заметил, что Истмен перебирает бумаги на столе. Заметив вошедших, он поднял очки на лоб, встал, подошел к ним и сказал:

«Доброе утро, джентльмены, чем могу вам помочь?»

Архитектор представил мистера Адамсона. Адамсон сказал: «Пока мы вас ждали, мистер Истмен, я восхищался вашим кабинетом. Хотелось бы мне поработать в таком кабинете. Я занимаюсь деревом, но мне в жизни не доводилось видеть такого красивого офиса».

«Вы напомнили мне о том, о чем я давно забыл, — улыбнулся Истмен. — Он действительно красив. Я очень любил здесь работать раньше. Но теперь у меня столько забот, что я забываю посмотреть на всю эту красоту».

Адамсон подошел к стене и погладил панель. «Английский дуб, не так ли? Немного отличается по текстуре от итальянского». «Да, — согласился Истмен. — Импортный английский дуб. Его прислал мне друг, который занимается деревом».

Потом Истмен показал Андерсону весь кабинет, рассказывая о пропорциях, цветовом решении, ручной резьбе и других своих задумках, которые были воплощены в этой комнате.

Так, восхищаясь работой мастера, они обошли весь кабинет и остановились у окна. Джордж Истмен в присущей ему скромной манере показал гостю некоторые здания, в постройке которых он принимал участие: университет Рочестера, главную больницу, гомеопатическую больницу, дом престарелых и детскую больницу. Мистер Адамсон искренне поздравил его с тем, что он сумел облегчить страдания человечества. И наконец Джордж Истмен открыл стеклянную коробку и показал Адамсону первую камеру, которую он купил у англичанина.

Адамсон долго расспрашивал Истмена о трудностях, с которыми тому пришлось столкнуться на заре своей карьеры. Истмен подробно и с чувством рассказал о своем детстве, проведенном в бедности, как его овдовевшая мать держала пансион, а он работал клерком в страховой компании. Страх перед бедностью преследовал его и днем, и ночью. Он решил заработать столько денег, чтобы матери больше не приходилось работать. Мистер Адамсон задавал новые вопросы и внимательно слушал рассказ об экспериментах с сухими фотопластинами. Истмен рассказал, как целый день работал в конторе, а по вечерам экспериментировал с фотографией. Он прерывался только тогда, когда кончались химикаты. Порой он засыпал, не раздеваясь, и спал несколько суток.

Джеймса Адамсона привели в кабинет Истмена в 10.15 и предупредили, чтобы он не занимал больше пяти минут. Но прошел час, потом другой, а они все еще разговаривали.

Наконец Истмен повернулся к Адамсону и сказал: «Когда я был в Японии, то купил там несколько стульев, привез их домой и поставил в солярии. Но от солнца краска на стульях облупилась. Я поехал в город, купил краску и покрасил стулья сам. Хотите посмотреть, как я умею красить стулья? Приходите ко мне, мы пообедаем, а потом я покажу вам их». После обеда Истмен показал Адамсону покрашенные стулья. Они стоили всего несколько долларов, но Джордж Истмен, миллионер, гордился ими, потому что сам покрасил их. Заказ на театральные кресла стоил девяносто тысяч долларов. Как вы думаете, кто получил этот заказ — Джеймс Адамсон или его конкуренты?

С того времени и до самой смерти Джорджа Истмена Джеймс Адамсон оставался его близким другом.

Клод Маре, владелец ресторана в Руане, применил этот принцип и сумел сохранить для своего ресторана отличного сотрудника. Эта женщина работала у него уже пять лет и служила связующим звеном между месье Маре и его сотрудниками. Он был в шоке, когда она решила уволиться. Вот что он рассказал: «Я был очень удивлен и разочарован, потому что мне казалось, что я относился к ней справедливо и внимательно. Она была другом для меня и для всех других работников. Возможно, я нагрузил ее сильнее, чем остальных, и требовал от нее слишком многого.

Конечно, я не подписал ее заявления, не поговорив. Я спустился в офис и сказал:

«Полетт, вы должны понять, что я не хочу вас увольнять. Вы так много сделали для меня и для моей фирмы. Нашим успехом мы обязаны вам. И я лично вам обязан». Я сказал все это перед остальными сотрудниками, а потом пригласил ее к себе и повторил эти слова в присутствии своей семьи. Полетт забрала заявление, и сегодня я могу на нее положиться, как никогда раньше. Я постоянно подчеркиваю то, что ценю ее способности, ценю то, что она делает. Она очень важна и для меня, и для моего ресторана, и она это знает». «Говорите людям о них самих, — советовал Дизраэли, один из умнейших людей, когда-либо правивших Британской империей. — Говорите людям о них самих, и они будут готовы слушать вас часами».

ПУСТЬ ВАШ СОБЕСЕДНИК ПОЧУВСТВУЕТ СВОЮ ЗНАЧИМОСТЬ!
Часть третья

КАК СКЛОНИТЬ ЛЮДЕЙ К ВАШЕЙ ТОЧКЕ ЗРЕНИЯ

Дейл Карнеги сказал: «Большинство людей не обладают способностью проникать в цитадель убеждений собеседника рука об руку с хозяином крепости». Если вы изучите книгу «Как склонить людей к вашей точке зрения и добиться позитивного сотрудничества», то сумеете развить в себе эту способность.




с. 1 ... с. 2 с. 3 с. 4 с. 5 с. 6 с. 7 с. 8

скачать файл

Смотрите также: