Пронченко С. М


с. 1
Пронченко С.М., Шкляр И., Россия, г. Новозыбков, БГУ
ФАМИЛИИ ЖИТЕЛЕЙ РОССИЙСКО-БЕЛОРУССКО-УКРАИНСКОГО ПОГРАНИЧЬЯ:

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
Антропонимы – это самый распространенный класс имен собственных. Он доминирует в реальной и вымышленной (в художественном тексте) действительности, представляя собой ономастическую универсалию. Вследствие своей многочисленности антропонимы предоставляют возможность для многоаспектного их исследования. В предлагаемой статье рассматривается семантический аспект функционирования реальных антропонимов (фамилий жителей) российско-белорусско-украинского пограничья, которое является уникальной территорией с точки зрения истории, культуры, фольклора, религии и языка.

Лексико-семантический аспект связан с этимологией фамилий жителей пограничья, без которой невозможно дать полноценную их характеристику. Для этого привлекаются словари С.Б. Веселовского, Н.М. Тупикова, «Словарь русских народных говоров» и др. Картотека фамилий жителей пограничья, полученная нами методом сплошной выборки из архивов загсов г. Новозыбкова и Новозыбковского района, позволяет выделить следующие их лексико-семантические группы. Фамилии, образованные от:

1) крестильных имен (значения имен взяты из [3; 8]: Абакумова (от Абакум (официально писалось Аввакум), в переводе с др.-евр. – ‘любовь божия’), Абраменко (Абрам, Абрамка, Абрамец – народная и уменьшительная форма крестильного библейского имени Авраам, т.е. ‘отец народов’ (др.-евр.)), Абросимов (от православного крестильного имени Амвросий, что в переводе с греч. означает ‘божественный’, оно имело множество производных форм – Абросим, Аброська. Абросимом называли также человека надутого, важничающего), Агапов и Гапеев (в основе фамилии – крестильное имя Агап (Агапий), которое образовалось от греч. agapao – ‘любить’), Адаменко (фамилия образована от православного крестильного имени Адам (др.-евр. – ‘человек’)), Акимушкин (церковное имя Иоаким (из др.-евр. – ‘поставленный богом’) на почве русского языка превратилось в Аким, а в зависимости от диалектного произношения – в Еким или Яким. Исследователи также указывают на влияние имени Ефим, Евфим(ий): в древнерусском языке не было [ф], и для передачи иноязычных слов его заменяли на [х] (Ефим – Ехим – Еким), Алферов (от крестильного имени Елеферий (с греч. – ‘свободный’), Анисимов (от крестильного имени Онисим (с греч. – ‘полезный’; под влиянием аканья о превратилось в а), Борисенко (фамилия образована из отчества от крестильного имени Борис и его производных форм Боря, Борище), Вакулина (от имени Вакула, которое может быть вариантом крестильного имени Вукол (Вакул); от греч. буколос – ‘пастух’ или Акила (Акула – Вакула); от греч. – ‘орел’), Владимиренко (от крестильного имени Владимир (из др.-слав. – ‘владеющий миром’) и др.;

2) тюркских собственных и нарицательных существительных: Абдулаева (из татарского языка, фамилия образована от основы Абд-, которая означает ‘слуга’), Алиев (в основе фамилии – собственное имя Али, т.е. ‘высокий, возвышенный, человек высокого звания’), Бабаева и Балабаев (от слова «бай», которое означает ‘богатей, господин, повелитель’, бабай по-татарски и по-башкирски означает ‘дед, старик’. В СНРГ: бабáй – ‘старик, дедушка’ (чаще по отношению к старику – башкиру или татарину) [5, с. 15]), Астапенко (основой фамилии служит татарское слово asytqy – ‘квас, закваска’), Байдраков (от тюркского имени Байдарак, которое, вероятно, состоит из нескольких компонентов: бай ‘богатый’, ‘господин’, словообразующего суффикса -дар- и слова ак ‘белый’. Следовательно, Байдарак это человек, обладающий всеми лучшими качествами), Байдукова (от диалектного варианта мужского тюркского имени Байдавлет – Байдук: бай – ‘хозяин’, давлет – ‘достояние’), Балашов (из личного имени Балаш (тюркское балаш – ‘дитятко, сыночек’)), Ботова (вероятно, из bata (‘верблюжонок’) + аффикс уменьшительно-ласкательный формы, переход о в а характерен для акающих говоров), Валиев (от тюркского имени Вали, одного из имен бога, означает ‘покровитель’), Гридин и Грудин (из арабского языка: -дин – ‘религия, вера’) и др.;



3) существительных (прозвищ, профессий дальних предков, названий предметов (часто архаичных) и людей по отличительным чертам), прилагательных и глаголов часто диалектного характера: Агальцова (от слова «оголец» (околец), которое означает либо рыбешку плотву, либо сорванца; безударный гласный о перешел в а в фамилии), Агаркова (огарок – презрительное прозвище человека ничтожного, невзрачного. В акающих говорах могла произойти замена начальной о на а), Алейников (олейник или алейник – ‘человек, изготавливающий растительное масло (олей) или торгующий им’. Это отчество от именования отца по занятию: олейник – ‘продавец растительного масла’), Аржанников (от слова ржаник, т.е. ‘торговец рожью’, а в начале фамилии – протеза), Аржанова (от прилагательного «ржаной», вероятно, по схожести цвета волос и спелой ржи), Бабушкин (в русских говорах было нередким ласкательное обращение к бабушке или вообще к пожилой женщине – бабаня. Ср. в СРНГ: бабаня – ласк. Обращение к бабушке [5, с. 16]). Притяжательное прилагательное бабанин закрепилось за воспитанником бабушки или ее любимцем и стало фамилией), Бакина (бака в западнорусских говорах – ‘говорун, краснобай’), Балабанов (слово «балабан» имеет несколько значений: ‘пустомеля, балаболка’; ‘повеса, шутник, острослов’; ‘порода соколов, используемая для травли зайцев’), Бердникова (от бердник, берденник – ‘мастер, выделывающий берда’, т.е. гребни ткацких станков), Бирюков (в некоторых говорах бирюком называют волка-одиночку, живущего вне стаи, переносное значение слова – ‘человек одинокий и угрюмый’), Бобренок (бобрень, бобреня – уменьшительные от бобер), Бобылев (первоначально ‘бедный, безземельный крестьянин’), Болдин (от болда, т.е. ‘дубина, кувалда’), Болдырева (от болдарь, т.е. «ребенок, рожденный от смешанного брака русского с лопаркой или ненкой, вообще с женщиной другой национальности; метис. Шадр. Перм., 1923» [6, с. 72]), Болотина (от слова болотник – ‘житель болотистых мест либо злой дух, обитающий на болотах’), Бондарев, Бондаренко, Бондарчук, Бондарь, Бочаров, Бочкарева (все эти фамилии образованы от слова бондарь, или бочар, т.е. ‘ремесленник, выделывающий бочки’), Боровая (боровик – ‘человек, живущий в бору и занимающийся каким-либо лесным промыслом’), Брагина, Бражицкая, Бражников (все фамилии образованы от слова «бражник», т.е. ‘человек, занимающийся продажей и изготовлением браги’), Брусилова (от глагола «брусить», т.е. ‘говорить неразборчиво и невнятно’), Будник (в Украине «будник» – ‘работник на буде, то есть поташном заводе’ (заводе по производству углекислого калия – поташа, который применялся при изготовлении сукна, мыла, стекла), в старой России будник – ‘тот, кто будничает’, то есть работает во время праздников), Буланов (буланый – ‘светложелтый’ (масть лошади)), Бурцев (бурый – ‘человек с темно-русыми волосами’), Буторин (от бýтóрá, согласно СРНГ: – 1) ‘вьюга, метель’; 2) ‘тот, кто быстро, громко, бестолково говорит, тараторит’; 3) ‘упрямый человек’ [6, с. 312]), Варган (от слова «варган», т.е. ‘старинный музыкальный инструмент, на котором играли скоморохи’. Варганить – «плохо играть, шуметь, оглушать», а в настоящее время, согласно словарю С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, – «(прост.) делать, изготовлять что-нибудь (обычно плохо, наспех)» [2, с. 68]. В «Ономастиконе» С. Б. Веселовского зафиксированы Варган, Варгановы: князь Никита Федорович Варган Палецкий, 1527–1540 гг.; Варфоломей Васильевич Варган Сабуров, вторая половина XVI в.; Иван Федорович Варганов, дьяк, 1616–1629 гг., Москва [1]), Веретенникова (веретенник, веретенщик, т.е. ‘токарь, вытачивающий веретена, орудия для пряжи’), Винниченко и Винокурова (от винник, или винокур, т.е. ‘изготовитель вин’), Возняк (от слова возница, т.е. ‘кучер, ямщик’), Воловик (прозвище Воловик могло означать в древности: ‘воловий пастух’; ‘хлыст, сделанный из воловьего хвоста’; ‘растение семейства бурачниковых’. Также воловиком называли упорного, медлительного, непоколебимого в своих убеждениях человека), Волохо (влахом или волохом в старину называли румына или молдаванина. Родственные фамилии упоминаются в «Ономастиконе» С. Б. Веселовского: кн. Владимир Дмитриевич Волох Бычков-Ростовский, начало XVI в.; Волох Суседов, 1519 г.; Залешенин Никифор Волохов, воевода, 1583 г., Двина; Волошенинов Михаил Лукич, судья, 1545 г., Белоозеро [1]), Воронцова (от вороной – ‘черный’) и др.;

4) народных, просторечных форм имен: Антюшина (от народной формы имени Антон (греч. – ‘вступающий в бой’, Антюха), Душкин (предположительно фамилия образована от производной формы имени Андрей – Андрюша – Дюша – Душа) и др.;

5) гидронимов: Аршаница (от гидронима Орша (река в Тверской области, приток Волги), замена начальной о на а могла произойти в акающих говорах), Ваганова и Вагин (от ваган – ‘житель реки Ваги’, притока Северной Двины), Донцова (от Дон), Дунаев (от Дунай) и др.;

6) нецерковных личных имен: Бабенко (отчество от Баба), Баранов (от Баран), Барсуков (от прозвища или нецерковного имени Барсук), Белкина (от Белка), Беляев (отчество от Беляй, которое могло указывать на светлый цвет лица, волос или иметь другое значение – ‘обеленный’, т.е. свободный от податей), Булатов (отчество от Булат, в прошлом частого у татар и других тюркоязычных народов; из персидского булат, т.е. ‘сталь’), Бушуев (Бушуй – древнерусское нецерковное имя, нарицательное его значение – ‘тот, кто бушует, буянит, озорничает’), Вершинина (от Вершина; в «Ономастиконе» С. Б. Веселовского: Вершина Дементьев, помещик, 1560 г., Пошехонье [1]), Вовк (отчество от Волк, в прошлом частого у русских. В словаре Н. М. Тупикова Волк Ухтомский в Москве, среди них церковный дьяк Волк, 1539 г. [7]. Вовк – по-украински волк) и др.;

7) названия местности или ее жителя: Белевитин (от названия жителя города Белев (Тульская обл.)), Белинская (от названия селений, в состав которых входили слова «белый», «белая», «белое»), Березовская (образована от любого из селений, носящих название Березы, Березово, Березовка, Березань), Боровицкая (от названия города Боровска Калужской области или от какого-то из многочисленных населенных пунктов, связанных с понятием «бор»), Виленская (т.е. ‘из Вильно’ (сейчас Вильнюс, Литва)), Витебский (т. е. ‘из Витебска’), Высоцкая (от названия селений, носящих название Высокое или городка Высоцк Ровенской области), Галицкая (по одной из версий – от ойконима Галич), Глинская (от названий селений, расположенных в глинистой местности: Глина, Глинки, Глины), Горовая (указывает на место жительства родоначальника – горы), Городецкая (от названия города Городец Нижегородской области), Греков и Гречановская (‘выходцы из Греции’), Дубкова, Дубова, Дубровин, Дубровская (от распространенных географических названий Дуброва, Дубровка, Дуброво и т.п.), Житомирская (от Житомир), Зелинский (от названия села Зеленое), Калуга (от Калуга; вначале калуга – ‘топкое место’), Каменев, Каменец, Каменцев, Каминская (от Камень), Каширова (от Кашира из кашира – ‘загон для скота, хлев’) и др.;

8)  предложно-падежных форм имен существительных: а) с предлогом без, который в фамилии является приставкой без-/бес- (фамилии указывают на отсутствие чего-либо у первого носителя): Бездольный, Бездудный, Безносенко, Безуглая, Бескараваева, Бескаравайный, Бескороваев, Бескоровайная, Беспалов (‘человек, лишенный одного или нескольких пальцев’), Беспятая, Бессмертный, Бессонов (раньше писалось Безсонов), сюда же Бестужев (от безстужий, т.е. ‘не боящийся холода’, иногда – ‘бесстыжий’. Чувство стыда наши предки уподобляли ощущению от стужи, мороза), Бесчастный (‘лишенный доли, части, надела, безземельный или лишенный наследства’); б) с предлогом за: Заболоцкая (‘живущая за болотом’), Заборовский (‘живущий за бором’), Забродина (‘живущая за бродом’, в дальнейшем заброда – ‘бродяга, проказник’), Залесская (‘живущая за лесом’), Зарецкая (‘живущая за рекой’), Заугольная (‘живущая за углом’), Заворитнова и Заворотнова (‘живущая за воротами’), Заипутская (‘живущая за Ипутью’ (?)) и др.;

9)  иноязычных слов посредством калькирования и транслитерации: Бургуто (скорее всего, эта фамилия имеет итальян-ское происхождение. Предками ее носителя могли быть итальянские купцы, поддерживавшие торговые связи с Россией, или переселенцы, переехавшие в Россию в XVIII–XIX вв.), Вельгус (из польского языка: польское диалектное слово wielgus означает ‘коренастый, большой, высокий’), Видуто (см. Бургуто), Войтенкова и Войтенок (польская фамилия от польского имени Войцех, в русском языке произошла замена ц на т), Денис (основой фамилии Денис послужило церковное имя Дионисий. Фамилия Денис образована от имени Денис), Каралис, Коловайтес (эти фамилии имеют литовское происхождение, чаще всего они образованы от прозвища человека, указывавшего на его профессию или качество), Казимиров (от польского имени Kazimierz) и др.;

10) формы Р. п. мн. ч. в значении ‘из дома, из семьи таких-то’: Белых, Быстрых, Гладских, Доровских, Коротких, Черных и др.;

11) глагола в повелительном наклонении и существительного в И. п.: Варивод (из прозвища Варивода; так могли называть повара), Вертипорох (т. е. ‘сорвиголова’) и др.;

12) словосочетаний: Белоногая, Белоножко, Белопух, Белопухова, Белоус (ус – название травы), Белоусов, Белошапко, Желтобрюх (из прозвища Желтобрюхий – из желтое брюхо; вероятно, оно отражало внешние особенности человека, обусловленные заболеванием или родом деятельности);

13) прилагательных-прозвищ далеких предков, перешедших в существительные: Банная (от прозвища Банный, которое восходит к нарицательному баня; вероятно, так называли хозяина бани), Бедная (образована от прозвища Бедный, т.е. ‘небогатый, нуждающийся в чем-либо’. Это прозвище могло выполнять «охранительную» функцию и использовалось в качестве оберега), Белая (от прозвища Белый, т.е. ‘белокурый, белолицый человек’. Имя Белый, в отличие от прозвища, могли давать крестьянину, свободному от крепостной зависимости, повинностей), Берестовая (основа – мирское имя Берест из берест – ‘дерево рода вяз’), Боровая (из бор – ‘хвойный лес’), Бузинный (от прозвища Бузина из бузина), Буйная (от прозвища Буйный – ‘бойкий, удалой парень’), Буханистый (из прозвища Буханистый от буханка – ‘пшеничная или гречневая коврига’), Вчерашняя (от прозвища Вчерашний, т.е. ‘медлительный, забывчивый человек’), Гладкая (из прозвища Гладкий – ‘дородный, сытый’), Горелая (горелыми называли людей, потерявших из-за пожара дом и имущество, погорельцев), Горовая, Городная (из прозвища Городный от город), Грабовая (из прозвища Грабовый – от граб), Гробовой (из прозвища Гробовой (‘могильщик’) – от гроб) и др.

Происхождение многих фамилий жителей российско-белорусско-украинского пограничья имеет несколько оснований. Например, фамилия Басова. Эту фамилию могли дать ученику духовной семинарии, обладателю мощного баса. В Украине басом называли музыканта, играющего на контрабасе. Однако она могла образоваться и от прилагательного «басый», что в северных русских говорах означает ‘красивый, видный’. Фамилия Воликова образована от имени Волик. Оно может быть ласкательной формой двух имен: Воли – старорусского некрестильного имени и Владимира (Володя – Воля – Волик) и т.п. В антропонимиконе пограничья представлены гнезда фамилий, имеющих общее происхождение: ср. Ерема, Еременко, Еремчук, Еремичева (все – от крестильного имени Иеремия (др.-евр. – ‘возвышенный Богом’), которое в русском языке превратилось в Еремей; Веремей – тот же Еремей), Зубарев, Зубикова, Зубихина, Зубков, Зубов, Зубок, Зубрей (от прозвища Зуб – ‘человек с особенными зубами’), Ивакина, Иваненко, Иванишко, Иванников, Иванов, Иванушко, Иванцов, Иванченко, Иванькин, Иванюгина, Иващенко (от Иван из канонического мужского личного имени Иоанн) и др. Кроме того, многие исследуемые фамилии широко распространены на территории Украины, южной Беларуси и в казачьих областях России (куда относится и Брянская область).



Итак, фамилии жителей российско-белорусско-украинского пограничья представляют собой интереснейший пласт слов, который требует дальнейшего многостороннего изучения не только в лексико-семантическом, но и в словообразовательном и этнографическом аспектах.

Список литературы


  1. Веселовский С. Б. Ономастикон: Древнерусские имена, прозвища и фамилии [Текст] / С. Б. Веселовский / под ред. В. Н. Суганова и
    Б. В. Левшина. – М. : Наука, 1974. – 382 с.

  2. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений [Текст] / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова / РАН. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. – 4-е изд., доп. – М. : Азбуковник, 1998. – 944 с.

  3. Петровский Н. А. Словарь русских личных имен: Около 2600 имен [Текст] / Н. А. Петровский. – М. : Русский язык, 1980. – 384 с.

  4. СРНГ – Словарь русских народных говоров. Выпуск восьмой. Дер-ерепениться [Текст] / гл. ред. Ф. П. Филин, ред. Ф. П. Сороколетов ; сост. : Л. И. Балахонова, А. Ф. Марецкая, П. И. Павленко и др. – Л. : Наука, 1972. – 372 с.

  5. СРНГ – Словарь русских народных говоров. Выпуск второй. Ба-Блазниться [Текст] / ред. Ф. П. Сороколетов, гл. ред. Ф. П. Филин. – М. ; Л. : Наука, 1966. – 317 с.

  6. СРНГ – Словарь русских народных говоров. Выпуск третий. Блазнишка – Бяшутка [Текст] / ред. Ф. П. Сороколетов, гл. ред. Ф. П. Филин ; сост. : О. Д. Кузнецова, П. И. Павленко, О. Г. Порохова и др. – Л. : Наука, 1968. – 362 с.

  7. Тупиков Н. М. Словарь древнерусских личных собственных имен [Текст] / Н. М. Тупиков / подг. изд. и предисл. Ф. Б. Успенский. – М. : Языки славянской культуры, 2005. – 1032 с.

  8. Унбегаун Б. О. Русские фамилии [Текст] / Б. О. Унбегаун. – М. : Прогресс, 1989. – 443 с.

с. 1

скачать файл

Смотрите также:
Пронченко С. М
109.02kb. 1 стр.