На калининской земле


с. 1 ... с. 6 с. 7 с. 8 с. 9 с. 10

СНАЙПЕР МЛАДШИЙ СЕРЖАНТ КУЗЬМА ЗАХАРОВ

Обстановка не позволяла ждать ночи, и командир полка, комбат, Кузьма, а также один боец из его отделения - ученик Кузьмы, направились в боевое охранение. Они двигались по мелкооткрытым траншеям и ходам сообщения, пригибаясь, а чаще ползком, потому что траншеи и ходы сообщения были на всем их пути далеко не полного профиля. Впереди пробивался комбат, за ним командир полка, потом Кузьма, а замыкающим - боец из отделения Захарова. А тут, как на зло, только стали подходить к боевому охранению, пуля фашиста пробила каску комбата. К счастью, он отделался только легкой контузией. Движение продолжалось еще с большей трудностью, потому что ход сообщения был совсем мелкий. Добрались до позиции боевого охранения, которая была выбрана удачно. Она позволяла просматривать передний край обороны противника на широком фронте и наблюдать местность на значительную глубину, которая плавно повышалась в тыл противника и была в основном открытой. И только островками, расположенными

на различных расстояниях, имела отдельные небольшие кустарники, позволяющие противнику маскироваться.


Старший сержант

ЗАХАРОВ КУЗЬМА КУКЕНТЬЕВИЧ


Кузьма и его напарник заняли свои места недалеко от хода сообщения, по которому они только что двигались на позицию боевого охранения. Вскоре Кузьма обратился с просьбой к командиру батальона, чтобы вызвать к нему одного бойца боевого охранения. А когда боец прибыл, Кузьма ему приказал: “Иди вон туда по траншее до конца. Когда пройдешь, ковыряй и выбрасывай землю на бруствер. На черенок лопаты надень каску, потом замени ее на шапку и показывай только макушку каски и шапки, да лопату тоже не забывай показать. Если фашист ударит, кричи во весь дух! Понял или нет?” “Понял”, - ответил боец.

Сидим и наблюдаем. А снайперы словно замерли на своих местах. Не прошло и минуты, слышим раздирающий крик с конца траншеи. И тут же раздался выстрел Кузьмы. Снайпер противника был сражен. Бойцы боевого охранения подняли ликующий крик. Но вскоре оказалось, что фашист был, видимо, ранен. Он пытался ползти до ближайшего кустарника, а за фашистом оставался кровавый след на снегу. Рядом стоящий боец хотел было добить гитлеровца, но Кузьма запретил ему стрелять и сказал: “Погоди, сейчас ему будет помощь” Так и получилось. Из-за укрытия выскочили два солдата и только хотели его волоком затащить в укрытие, как Кузьма закричал: “Бей левого, а я правого!” Последовали один за другим два выстрела, и гитлеровцы улеглись рядом. “Вот теперь, - сказал Кузьма, - дай им для надежности каждому по паре свинцовых конфеток”.

А о другом подвиге Кузьмы Захарова писала газета дивизии “Боевая красноармейская” и фронтовая газета.

В сентябре 1942 года 359 стрелковая дивизия вышла на ближайшие подступы Ржева в район Лазорево, Бередихино к реке Холынке. Расстояние между нашими войсками и немцами, которые занимали деревню Тимофеево, было таким, что можно было видеть, как они в открытую ходили из дома в дом, автомашины и мотоциклы фашистов сновали постоянно то в одну, то в другую стороны. Накрыть их артиллерийским огнем было нельзя, потому что это погубило бы мирное население деревни. Тогда командир полка вызвал к себе старшего сержанта Захарова и приказал ему уничтожать немцев при помощи снайперов. А потом спросил Кузьму: “Как поживаешь, Кузьма Кукеньтьевич?” “Ничего, - ответил Кузьма, а сам улыбнулся и добавил, - а меня еще никто из высокого начальства так не называл.”

На другой день старший сержант Захаров провел тщательную рекогносцировку наблюдением, составил план предстоящих действий, рассказал о нем товарищам, которые с ним должны были решать поставленную задачу. Ночью вместе со своими учениками - снайперами, уже ставшими мастерами своего дела, сержантами Нестеренко И. П., Казаковым М. Г., Пепка Л. М., Неклесо Д. Н. он вышел на выбранную позицию для выполнения задачи. Эта позиция была избрана на фланге и несколько в тылу опорного пункта обороны противника с таким расчетом, чтобы с нее просматривался почти весь населенный пункт Тимофеево. Снайперы залегли в небольших кустарниках и укрытиях, позволяющих менять позиции каждому снайперу скрытно от противника.

Наступило утро. К одному из домов подкатил мотоциклист, и Кузьма его тут же уложил. Вскоре из дома выбежал офицер. Встревоженный, он тотчас же бросился к убитому и сам получил пулю.

В стороне виднелась конюшня. Двое гитлеровцев вывели лошадей и стали их седлать. Уехать им не удалось. По приказу Кузьмы все снайперы подожгли зажигательными пулями сарай и какой-то склад. Начался пожар. Немцы выбегали из домов и кидались тушить огонь. Они падали под огнем снайперов. В считанные минуты было уничтожено более двадцати гитлеровцев.

Опомнившись, немцы открыли ураганный огонь по предполагаемой позиции снайперов. Им, однако, и в голову не приходило, что снайперы избрали позицию на фланге опорного пункта их обороны, почти в тылу.

За неоднократные подвиги при выполнении заданий командования и проявленные при этом героизм Захаров Кузьма Кукентьевич был награжден орденом Красного Знамени.

По всему Калининскому фронту разнеслась слава о снайпере Кузьме Захарове. О его боевых делах писал Илья Эренбург. Он был в нашей дивизии, встречался с Кузьмой Кукентьевичем. “А как работает снайпер Захаров! -писал Эренбург. – Нужно будет, он попадет пузатому Герингу в каждый орден, в каждую пуговицу.”

Молва о Кузьме Захарове разнеслась в стане противника. Немецкое командование выделило своих лучших снайперов и разведчиков, которым ставило задачу живым или мертвым доставить снайпера Кузьму Захарова.

В кармане взятого вскоре гитлеровца обнаружили листовку. Она предостерегала: “На участке советских войск против нас действует группа снайперов, руководителем которой является лейтенант Кузьма Захаров. Всем подразделениям и вне боевой обстановки следует быть осторожными, иначе могут быть напрасные жертвы.”

Перед взятием г. Ржева Кузьме Кукентьевичу Захарову было присвоено звание лейтенанта. Он погиб на окраине города Ржева.

Снайперское движение в дивизии началось в середине марта 1942 года. Инициатором и основоположником его был младший сержант Захаров Кузьма Кукентьевич. Он родился на Урале в 1912 г. До призыва в 359-ю стрелковую дивизию был председателем Захаровского сельсовета Камышловского района Свердловской области. В 359-й стрелковой дивизии с начала ее формирования. Сержант Захаров Кузьма Кукентьевич, первый снайпер дивизии, командир отделения роты автоматчиков 1196 стрелкового полка, был кандидатом в члены ВКП(б).

15 марта Кузьма убил первых четырех гитлеровцев. С тех пор он ежедневно их истреблял, считая своей основной работой. К концу марта на его счету было уже 23 офицера и 47 солдат противника.

Примеру Кузьмы Захарова последовало все его отделение, и к 1 мая 1942 г. все бойцы отделения стали снайперами. Более 100 гитлеровцев нашли себе могилу от пули Кузьмы Захарова.

Лейтенант Захаров Кузьма Кукентьевич был награжден медалью “За боевые заслуги”, орденом Красной Звезды. Последняя награда лейтенанта Захарова - орден Красного Знамени.

Отважному снайперу было присвоено звание лейтенанта, а вскоре он был назначен заместителем командира роты автоматчиков. По почину Кузьмы Захарова снайперское движение развернулось во всех частях дивизии. Знатными снайперами стали сержанты Нестеренко И. П., Казаков М. Г., Пепка Л. М., Неклесо Д. Н. и многие другие.

СНАЙПЕР НЕКЛЕСО

К 1 мая 1942 г. в газете “Боевая красноармейская” появилось стихотворение под названием “Снайпер Неклесо”.

Раз он белый халат одевает

И с любовью винтовку берет,

По землянке товарищи знают:

На “охоту” Неклесо идет.

Если выстрел раздался у леса,

Фрицем меньше — считай, убит.

Значит где-то снайпер Неклесо

На опушке в засаде сидит.

А под вечер идет он с работы,

Раздвигая бесшумно кусты.

- “С новым счетом, удачной охотой!” -

Поздравляют Неклесо бойцы.

Пообедав и выпивши чаю,

Обтерев рукавом липкий пот,

Закурил и бойцов поучает,

Разговор про охоту ведет.

Не давай никакой пощады,

Быстро бей врага на повал.

Взял на мушку - и пулею гада,

Чтобы больше он не вставал.

Если в день не убил я гада,

Значит сделал сегодня прогул.

Мне и хлеба давать не надо

И просить я его не могу.

Каждый воин, бей крепко врага:

В море, воздухе, на поле, у леса.

Если Родина-мать тебе дорога,

Будь таким, как снайпер Неклесо!

(Стихотворение о снайпере Неклесо см. тетрадь № 19, лист 20)

Погиб Неклесо 14 мая 1942 года.



ПЛАЦДАРМ НА ВОЛГЕ

Весна 1942 г. продиктовала свои права и заставила Волгу открыть свои воды ото льда. 359-я стрелковая дивизия находилась на западном берегу реки. Она оборонялась на большом плацдарме, который имел исключительно важное значение для последующего наступления войск Калининского фронта. Немецкое командование это понимало и готовило наступление, чтобы сбросить части дивизии в Волгу и ликвидировать плацдарм. Перед дивизией стояла особенно ответственная задача: во что бы то ни стало удержать плацдарм, ибо за спиной дивизии уже разливалась Волга, мостов через реку на плацдарм не было. Саперы дивизии построили паром и легкий мост, которые постоянно были под огнем артиллерии и вражеской авиации. Части дивизии усиленно укрепляли занимаемые позиции, используя для этого минирование местности с большой плотностью на главных танкоопасных направлениях возможного наступления немецких войск.

Здесь же находились подвижные отряды заграждений 1196 стрелкового полка и других полков. Дивизионная и полковая артиллерия свои огневые позиции занимала на плацдарме и готовила все виды огня для отражения наступления противника на угрожаемых направлениях.

В период обороны дивизии на правом берегу р. Волги (март - май 1942г.) велась непрерывная разведка силами разведроты дивизии и полков.

Командир взвода 423 отдельной роты разведки старший сержант Килин Ф. Ф. много раз действовал по захвату пленных, успешно выполнял эти задачи. 13 мая 1942 г. с группой разведчиков в количестве 7 человек он захватил пленного, но был атакован взводом гитлеровцев. И только благодаря исключительной храбрости, командирскому умению гитлеровцы были встречены огнем группы разведчиков. Большая часть их была уничтожена, остальные разбежались. Пленный немец был доставлен в штаб дивизии, а разведчики без потерь возвратилась в роту. В этой схватке старший сержант лично уничтожил трех немецких солдат.

За проявленные мужество и отвагу старший сержант Килин Феофан Федорович был награжден орденом Красного Знамени.

Командир отделения 423 отдельной роты разведки сержант Казанцев В. Т. при выполнении боевого задания выдвинулся навстречу подползающей группе захвата разведчиков, вперед к обороне противника, и бросился на немецкого солдата, ударом приклада автомата сбил его с ног, схватил и вытащил его из траншеи. Солдат яростно сопротивлялся, а сержант Казанцев волоком тащил его под огнем противника к подбегающей группе захвата. Он получил несколько ранений в руки, ноги и лицо. Только с помощью товарищей он прибыл на пункт медпомощи 1196 стрелкового полка.

За мужество и храбрость командир отделения роты разведки дивизии сержант Казанцев Василий Трофимович был награжден орденом Красного Знамени.

Эта награда знатных разведчиков дивизии была не первой. О них часто писала дивизионная газета “Боевая красноармейская”. Многие говорили, что старший сержант Килин и сержант Казанцев стали профессионалами своего дела, а некоторые добавляли: “Им еще и просто везет”.

Противник несколько раз пытался сбросить части дивизии с плацдарма в реку, создавая превосходство в силах на различных направлениях. Это были тревожные и героические дни обороны дивизии.

Особенно сильной была атака немцев 17 мая 1942 г. В этот вечер в 20 часов 15 минут по переднему краю и по глубине обороны 1196 стрелкового полка противник начал сильную артиллерийскую подготовку, которая продолжалась 1 час и 15 минут. За огневым валом с трех сторон наступали главная группировка пехоты противника (свыше двух батальонов) в стык между 2 и 3 стрелковых батальонов полка, вторая группа пехоты (до батальона) на фронте шестой стрелковой роты, которая оборонялась в отдельном ротном районе, и третья группа пехоты немцев (до двух рот) атаковала со стороны рощи “подкова” 1-й стрелковый батальон.

Одновременно до батальона противника наступало на отдельном направлении на стык участков обороны между 1-м стрелковым батальоном 1196-го полка и 2-м батальоном 1198-го стрелкового полка. Такое наступление противника на нескольких направлениях могло быть сорвано только решительным огневым маневром артиллерии и минометов, а также огнем стрелковых подразделений полков.

В этой сложной и критической обстановке обороны полка необходимо было любыми средствами хотя бы задержать наступающего противника на ближайшем выгодном оборонительном рубеже в тылу. С этой целью по приказу командира полка были использованы саперы 443 отдельного саперного батальона дивизии во главе с командиром отделения сержантом Рудаковым Н. И.

Бойцы и командиры дивизии сделали все, чтобы отразить наступление превосходящих сил противника и удержать плацдарм на западном берегу Волги. Они зарылись в землю и превратили ее в укрытие от огня артиллерии и авиации противника, минировали подступы к своим позициям, а на особо угрожаемых направлениях возвели заграждения и прикрыли их минами при помощи саперного батальона. Командиру отделения была поставлена задача на указанном рубеже установить проволочные и минно-взрывные заграждения на путях наступления немецкой пехоты и танков. Сержант Рудаков личным примером

под огнем пулеметов, минометов и артиллерии со своим отделением в короткий срок успешно выполнил задачу. При выполнении поставленной задачи сержант Рудаков был второй раз ранен, но с поля боя не ушел и продолжал руководить своим отделением.

За проявленное мужество и отвагу при выполнении задания командования сержант Рудаков Николай Иванович был награжден орденом Красного Знамени. Бойцы отделения сержанта Рудакова были также награждены орденами и медалями.

После того, как немцы при помощи мощного огня артиллерии и ударов авиации перешли в наступление, исключительно важную задачу выполнял 924 артиллерийский полк майора Смирнова Н. П.

Еще в боях за Соломино, Лебзино, Гусево и Нелюбино 924 артиллерийский полк под руководством майора Смирнова Н. П. всегда успешно выполнял задачи, поставленные командованием дивизии. И особенно ярко раскрыл майор Смирнов свои деловые и организаторские способности в обороне плацдарма на западном берегу Волги.

17 мая, когда создалась угроза устойчивости обороны дивизии, он был вынужден сам управлять огнем двух орудий поочередно с открытых огневых позиций прямой наводкой и отражать атаку гитлеровцев, которые пытались прорвать нашу оборону на стыке 2 и 3 батальонов 1196 стрелкового полка. В этот день его полк успешно отбил атаки немцев на всех трех направлениях.

За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу командующий войсками Калининского фронта наградил командира 924-го артиллерийского полка майора Смирнова Николая Петровича орденом Красного Знамени.

Первым дивизионом 924 артиллерийского полка командовал старший лейтенант Огнев В. П., член ВКП(б), командир Красной Армии с 1934 года, участник войны с 1941 года. При наступлении немцев он находился на наблюдательном пункте командира 1196 стрелкового полка и вновь отличился. Он немедленно открыл огонь и успешно руководил батареями, сосредоточивая их огонь по наиболее сильной группировке пехоты противника и по его огневым средствам. Старший лейтенант Огнев сумел в короткий срок нанести сильное поражение гитлеровцам, а потом во взаимодействии с пехотой отразить атаку и удержать позиции.

За успешное выполнение боевой задачи по отражению наступления крупных сил противника и его атаки командующий Калининским фронтом наградил командира 1-го дивизиона 924-го артиллерийского полка старшего лейтенанта Огнева Василия Петровича орденом Красного Знамени.

Оборона 1196 стрелкового полка на плацдарме уже во многом раскрыла духовные и организаторские способности помощника начальника штаба полка лейтенанта Тихомирова А. Г. В минувших боях за Почурино и Лебзино он лично участвовал в отражении крупных контратак противника, а при массированном налете вражеской артиллерии по боевым порядкам 2-го стрелкового батальона, командуя этим батальоном, также лично действовал вместе с батареей батальона и успешно ликвидировал вражескую контратаку. А когда противник перешел в наступление, чтобы сбросить наши части с плацдарма за Волгой, лейтенант Тихомиров по-прежнему был в боевом порядке батальона и, командуя этим батальоном, отразил наступление гитлеровцев. 1 июня, проверяя оборону полка, лейтенант Тихомиров был ранен осколками снаряда при огневом налете артиллерии противника.

За успешное управление подразделениями полка и за личное участие в боях за населенные пункты, проявленные при этом мужество, настойчивость и волю при выполнении поставленных задач, помощник начальника штаба 1196 стрелкового полка лейтенант Тихомиров Анатолий Геннадьевич был награжден орденом Красного Знамени.

Героический подвиг в оборонительных боях совершил санитар 1196 стрелкового полка красноармеец Ермаков Ф. Г. Он с поля боя только за двое суток вынес 43 раненых бойцов и командиров с их оружием.

Приказом по войскам Калининского фронта красноармеец Ермаков Федор Герасимович был награжден орденом Красного Знамени.

После того, как противник был остановлен огнем артиллерии и 3 стрелкового батальона, основные силы батальона были сосредоточены на решающем направлении и во взаимодействии с подразделениями 2-го стрелкового батальона при поддержке огня артдивизиона Огнева перешли в контратаку и заставили противника откатиться на прежние позиции.

Комиссар 3-го стрелкового батальона политрук Морозов Дмитрий Акимович, член ВКП(б), участник Отечественной войны с 1941 года, получивший ранение в этом бою, призывал бойцов и командиров встретить пехоту противника огнем. А когда ее атака отбита, политрук Морозов во главе батальона вместе с бойцами контратаковал немцев.

Командующий войсками Калининского фронта наградил за мужество, стойкость и отвагу комиссара 3-го батальона 1196-го стрелкового полка политрука Морозова Дмитрия Акимовича орденом Красного Знамени.

Комиссар 2-го батальона 1196 стрелкового батальона младший политрук Снытин Дмитрий Леонтьевич, член ВКП(б), участник Отечественной войны, раненный в этом оборонительном бою, мобилизовал состав батальона на отражение наступления противника и проявил мужество, стойкость и отвагу, когда был убит командир батальона. Он принял на себя командование батальоном, отразил атаки противника и во взаимодействии с 3-м стрелковым батальоном восстановил положение на фронте 5-й стрелковой роты.

Командующий войсками Калининского фронта наградил младшего политрука Снытина Дмитрия Леонтьевича орденом Красного Знамени.

Когда противник при поддержке мощного огня артиллерии и ударов авиации предпринял 17 мая третью атаку, 455 отдельный минометный батальон занимал огневые позиции на главном направлении наступления противника. Батальон вел сосредоточенный огонь по главной группировке немцев. В это время комиссар 1 батареи младший политрук Бурлаков К. В. получил три ранения, но продолжал оставаться на огневой позиции в тяжелом состоянии. Он до этого принял командование батарей вместо выбывшего из строя ее командира. Все атаки противника батарея вместе с полковой артиллерией и пехотой отбила. Наступающие гитлеровцы понесли большие потери. После этого боя комиссар бойцам батареи заявил: “Я всегда буду смертельно сражаться с гитлеровцами до последнего, но позицию батареи не оставлю”.

Комиссар 1-го батареи 455-го отдельного минометного батальона - младший политрук Бурлаков Кондратий Васильевич был награжден орденом Красного Знамени.

Сильный огонь артиллерии и удары авиации при наступлении противника нарушили работу всех, особенно проводных, средств связи. Это неизбежно поставило в трудное положение командование дивизии и ее частей по управлению войсками и грозило устойчивости обороны дивизии на ее небольшом плацдарме. Требовалось принять самые срочные и неотложные меры, чтобы восстановить работу всех средств связи. Эта задача была возложена на командира 812 отдельного батальона связи дивизии, которым командовал старший лейтенант Юровский Соломон Менделеевич, член ВКП(б), участник Отечественной войны с 1941 года. Как и в прошлых боях за Соломино, Лебзино и рощу “Подкова”, старший лейтенант Юровский и в этом бою отличился. Он личным примером воодушевлял подчиненных и вместе с ними под огнем противника совершал подвиг, восстанавливая работу всех средств связи.

Командующий войсками Калининского фронта наградил командира 812 отдельного батальона связи старшего лейтенанта Юровского Соломона Менделеевича орденом Красного Знамени.

В период с февраля по май 1942 года, когда свирепствовала лютая зима и выматывала все силы личного состава дивизии весенняя распутица, под ураганным огнем противника в боях за Лебзино и в обороне на плацдарме за Волгой дивизия несла большие потери. Санитары медико-санитарного батальона 1196 стрелкового полка не знали покоя ни днем, ни ночью. Героический подвиг совершил санитар 1196 стрелкового полка красноармеец Жуков Василий Алексеевич. Он с 15 по 17 мая с поля боя вынес 80 раненых бойцов и командиров с их оружием. Кроме того, санитар Жуков подобрал на поле боя большое количество отечественного и трофейного оружия, которое частично привел в боевую готовность сам и передал его подразделениям своего батальона.

Командующий войсками Калининского фронта наградил санитара 1196-го стрелкового полка красноармейца Жукова Василия Алексеевича орденом Ленина.

1198 стрелковый полк, занимая оборону на плацдарме в Гусево, Мал. Нелюбино, иск. Нелюбино до мая оборудовал свои оборонительные позиции. 15 и 16 мая он отразил две сильные атаки пехоты противника на левом фланге. Особенно сильная атака немцев была 17 мая. Она заставила на смерть стоять бойцов 3-го и частично 2-го стрелковых батальонов. При отражении этой атаки противник понес большие потери пехоты. Наши батальоны потеряли немало бойцов, но выстояли.

Во всех февральских боях по овладению населенных пунктов на плацдарме и в майских боях по удержанию оборонительных позиций, сохраняющих устойчивость плацдарма на Волге, душой, вдохновителем и организатором каждого из них был комиссар 1198 стрелкового полка батальонный комиссар Бараев В. А.

Командующий войсками Калининского фронта наградил комиссара 1198 стрелкового полка батальонного комиссара Бараева Василия Александровича орденом Красного Знамени.

Бойцы, командиры и политработники дивизии в обороне плацдарма за Волгой выдержали губительный огонь артиллерии и мощный огонь вражеской авиации. Они организованно встретили наступление гитлеровских войск и успешно отразили их атаки. Многие воины за боевые подвиги были награждены орденами и медалями приказом командира дивизии генерала В. Р. Вашкевича.

За успешное отражение наступления противника и удержание плацдарма на западном берегу Волги 17 мая 1942 г. Военный Совет 30-й армии вынес благодарность всему составу дивизии.

До 7 августа 1942 года дивизия продолжала оборонять плацдарм, получала пополнение личного состава, вооружения и техники, совершенствовала свои позиции и проводила боевую подготовку войск.

7 августа дивизия по приказу командующего войсками Калининского фронта № 1242/ш от 07.08.42 перешла в подчинение 39-й армии и должна была наступать на восточном берегу Волги по овладению населенными пунктами Тимонцево, Петелино и высотой “Груша”.

С большим подъемом был встречен приказ о наступлении. Только в двух батальонах 1198 стрелкового полка было подано 97 заявлений о приеме в партию. В это время дивизионная партийная комиссия уже приняла 43 человека в кандидаты ВКП(б) из 1196 стрелкового полка. Бойцы и командиры этого полка, принятые в ряды партии, заявили командиру первой роты этого полка: “Мы будем биться до последней капли крови”.

После артподготовки 1194 и 1198 стрелковые полки перешли в наступление на Тимонцево, Петелино и высоту “Груша”. Немцы в этих районах создали сильную оборону, насыщенную пулеметами, минометами, артиллерией и прикрываемую минными полями и заграждениями большой плотности.

В шестидневных ожесточенных боях наши части измотали противника и улучшили свои позиции, выполнив поставленную задачу. Однако вскоре противник предпринял контратаки крупными силами при поддержке сильного огня артиллерии и ударов авиации. В эти дни наши бойцы, командиры и политработники вновь отличились примерами стойкости, мужества и отваги.

Командир взвода 6-й стрелковой роты был лейтенант Коминоких К. И. личным примером стойкости и храбрости в ходе наступления мобилизовал весь взвод на отражение вражеской контратаки. Именно его взвод принял на себя главный удар до батальона пехоты противника. Это обеспечило 6-й стрелковой роты 1198 стрелкового полка удержать занимаемую позицию.

Исключительное мужество проявил раненный связист 2-го стрелкового батальона красноармеец Ветров. Под ураганным огнем противника, преодолевая нестерпимую боль в ногах, он несколько раз восстанавливал проводную связь и обеспечивал возможность командиру 1198 стрелкового полка управлять батальонами. За мужество и героизм, проявленные в бою при выполнении поставленной задачи, красноармеец Ветров Григорий Степанович награжден медалью “За отвагу”.

Красноармеец 3-го батальона 1198 стрелкового полка М. Шамарин, будучи два раза ранен, вместе с бойцами своей роты отражал контратаку противника и продолжал оставаться на поле боя. А когда гитлеровцы вновь предприняли контратаку на другом направлении, он сменил свою позицию, подпустил их на расстояние 50 м и открыл уничтожающий огонь из автомата, после которого на поле боя опять оказалось четыре сраженных гитлеровца, а другие были обращены в бегство.

Ответственный секретарь партбюро 1198 стрелкового полка политрук Бойков В. Ф., дважды раненый, в этом бою не покидал бойцов, воодушевлял их личным примером в отражении контратак противника. Третье ранение оказалось для него смертельным.

За доблесть и героизм в бою при выполнении боевых задач ответственный секретарь партбюро 1198 стрелкового полка политрук Бойков Василий Федорович награжден орденом Отечественной войны 2-ой степени.

16 августа дивизия по приказу штаба 39 армии № 6/оп от 16.08.42 выходит в резерв командующего Калининским фронтом. В ночь с 16 на 17 августа она сдала свою полосу обороны. Затем части дивизии совершали марш в район Борисово, Щелково, Бабаево, что северо-западнее Ржева на 20 - 30 километров.

924 артиллерийский полк совершал особенно трудный марш по обходному и сложному маршруту: Погорелки, Бахмутово, Радюкино, Харино, Кривцово, Черемнино, Андреевское, Веншино, Борисово, Бабаево. Дожди и рано наступающая осень вызвали такую распутицу на Ржевском направлении, что она создала чрезвычайно трудные условия для действий войск. В полосе прошлого наступления войск движение танковых колонн разбило все дороги, проходящие по болотному грунту и создало для войск дивизии, а главное для полковой артиллерии на конной тяге и для всех видов транспорта невыносимые препятствия. Даже танки, автомашины с повышенной проходимостью и нагруженные повозки фронтовых тылов, всюду застрявшие в грязи, просили помощи, чтобы как-нибудь выбраться из этой трясины. В отдельных местах, особенно низинах, грязь скапливалась и была буквально по горло человеку. Бывали случаи, когда человек, упавший с лошади или машины, весь погружался в жидкую и липкую грязь. В таких невероятно тяжелых условиях весь личный состав дивизии с полным напряжением своих физических и моральных сил не только шел сам, но и тащил на себе технику, боеприпасы и все, что требовалось к предстоящим боям. Даже трудно было представить, откуда только у людей брались силы и воля, чтобы выбраться из этой пучины. А в это время противник злобно неистовствовал. Его тяжелая артиллерия, занимающая огневые позиции за Волгой в г. Ржеве и в районе Санталово, Моравьево, Толстиково непрерывно вела огонь по войскам дивизии. Одновременно пикирующие бомбардировщики противника “Юнкер-52” наносили массированные удары и каждый раз включали воющие сирены, чтобы морально действовать на наши войска.

Совершая марш в таких трудных условиях, дивизия получает приказ штаба фронта - срочно подтянуть части к городу Ржеву в район Зябино, Радюкино, Старшевцы и быть готовой к овладению городом (это строго на север от Ржева 30 - 40 км).

Город Ржев являлся важнейшим узлом обороны противника на Смоленском операционном направлении, которому Гитлер придавал особое значение. Он заявлял, что Смоленск и смоленское направление - это ворота на Москву. Поэтому перед войсками противника ставилась задача во что бы то ни стало удержать Ржев и не допустить прорыва советских войск к Смоленску.

На марше был получен приказ о переподчинении дивизии командующему 30-й армией, и в тоже время получен боевой приказ командарма 30 № 7/оп от 17.08.42 о наступлении на село Дураково (в 12 - 15 км северо-западнее Ржева).

С рассвета 18 августа части дивизии прямо с марша вступают в бой. Передовые подразделения 1196 стрелкового полка к утру 19.08.42 вышли непосредственно к

с.Дураково. Не имея поддержки от соседей и понеся значительные потери, подразделения 1196 стрелкового полка были остановлены в 50 - 70 км от села. Противник оказывал нашим подразделениям сильное огневое сопротивление и непрерывно бомбил войска дивизии и ее тылы.

20 августа по приказу командующего 30 армией дивизия переходит опять на новое направление и сосредотачивается в деревнях Осипово, Борисово, Зельково, что севернее Ржева на 40 километров, и снова совершает марш по болотистым дорогам. Наконец, к 22.00 21 августа части дивизии по приказу командарма 30 армии выходят в район

д.Бельково и лес с отметкой 210.5. Все эти перемены районов сосредоточения дивизии перед наступлением на Ржев показывают, что руководство фронтом 30 армии металось, чтобы куда-нибудь направить дивизию.

22 августа части дивизии заняли исходное положение для наступления:

1194 стрелковый полк - овраг, что севернее д. Бердихино с задачей овладеть этим населенным пунктом, а 1196 и 1198 стрелковые полки - в роще западнее и севернее высоты с отметкой 210.5, чтобы ликвидировать гарнизон гитлеровцев в Лазарево.

Предстояли кровопролитные бои на ближних подступах к Ржеву за Бердихино и Лазарево, которые являлись мощными опорными пунктами обороны немцев на северном направлении от Ржева.




с. 1 ... с. 6 с. 7 с. 8 с. 9 с. 10

скачать файл

Смотрите также: