Эньхэ-русская национальная волость в приграничном китае a. P. Tarasov


с. 1


Тарасов А.П.,

начальник отдела АПР регионального исполнительного комитета партии «Единая Россия»



ЭНЬХЭ-РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ВОЛОСТЬ В ПРИГРАНИЧНОМ КИТАЕ
A.P. Tarasov,

Head of the Propogandistic Department, «United Russia» Political Party



THE ENKHE-RUSSIAN ETHNIC VOLOST IN BORDER CHINA
The Peoples' Republic of China has become motherland for Russians. The ethnic Russians in Inner Mongolia are the Russian and Chinese miscegenation’s descendants started as a result of Russian migration into transboundary China from the end of the XIX-th century till the thirties. They have got the territory of their own – Enkhe-Russian Ethnic Volost, they have also become a part of Zhonghua nation with their culture and traditional religion. Such a phenomenon is worthy of the Russian scientists' notice.

塔拉索夫∙阿∙坯∙

“统俄党”后贝加尔地区分部地区执委会宣传鼓动科科长

“恩和是中国边境区俄罗斯民族乡”


中国成为俄罗斯人祖国。在内蒙古民族的俄罗斯人是俄中混杂婚姻后代。这些婚姻原因是自19世纪末至1930年代在边境中国的俄罗斯侨居。民族俄罗斯人得到私有领土 -俄罗斯民族恩河乡,就变为拥有私有文化及传统宗教的中华民族组成部分。俄罗斯科学应该注重这种现象。

Считается, что в 1950-х и начале 1960-х гг. передача КВЖД правительству КНР наряду с ухудшением советско-китайских связей оказала влияние на процесс вытеснения китайскими властями русских эмигрантов из страны и явилась причиной их окончательного исхода из Китая1. В то же время информационный центр Китая в Интернет приводит сведения о том, что этнические русские продолжают проживать в Китае в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а также в автономном районе Внутренняя Монголия. По официальным данным, они говорят по-русски, их обычаи и одежда почти идентичны существующим в России, и большинство из них является последователями православия (Центр по изучению православия АОН КНР представляет одно из финансируемых китайским государством направлений научных исследований). Общая численность русского этнического меньшинства составляет 13500 человек. Русские, проживающие в настоящее время в городских районах Китая, работают главным образом в промышленности, на транспорте, в финансовых, торговых и медицинских учреждениях. Хотя эта этническая группа имеет небольшую численность, она делегирует депутатов – как во Всекитайское Собрание Народных Представителей, так и региональные СНП, они принимают активное участие в управлении государством и местных делах2. Русские, таким образом, входят в число более пятидесяти национальностей, проживающих в настоящее время на территории КНР, которые современное государство в континентальной части Китая считает составными частями нации чжунхуа3.

Забайкальский край Российской Федерации граничит на юге с одним из восьми аймаков Внутренней Монголии – Хулуньбуирским (Баргой), который выступает одним из форпостов китайской политики в отношении России. Здесь на протяжении трех последних веков формировалась русская диаспора, эволюция которой отразила все зигзаги русско-китайского взаимодействия. В 2001 г. в Хулуньбуире, преобразованном из аймака в город, проживало 4897 китайских граждан русской национальности4, то есть 36 % их общей численности в стране. Многие из современных жителей Трехречья имеют родственников в Забайкалье5.

27 июля 1994 г. тут была образована единственная в Китае русская национальная волость, расположенная полосой, прилегающей к китайско-российской границе. Волость является территорией Китая с наибольшей концентрацией населения русской национальности, которого в настоящее время здесь насчитывается более 1400 человек6. Появление в Китае русской волости представляет феномен: в других странах, а тем более в приграничных районах, русское население не имеет своих территориальных образований, где бы бережно сохранялось и даже культивировалось православие, а также некоторые традиции жизни и быта дореволюционной России.

Активные приграничные торгово-экономические отношения в совокупности с родственными связями между русскими, проживающими по разные стороны границы, в перспективе могут стать предпосылками для превращения волости в важный объект международных отношений в этом субрегионе северо-восточной Азии. Собственно поэтому и представляется целесообразным познакомиться с проблемами, связанными с историей и нынешним положением русских в приграничном Китае и предпринять попытку анализа следующих вопросов:


  • Что собой представляет возродившееся сообщество русских;

  • Роль православия в признании русскими довольно далеких потомков смешанных русско-китайских браков;

  • Зачем китайцам понадобилось воссоздание сообщества русских в медвежьем углу на границе с Россией.



Внутренняя Россия?
Русские в прошлом образовали по всему Хулуньбуиру более 30 поселений, а более 50 сел были смешанными русско-китайскими. Не обошлось без смешанных браков. Среди русского эмигрантского населения района Цигань, например, имелось значительное количество женщин – жен местных жителей-китайцев. В 1945 г. там из общего числа эмигрантов 464 человека, было 300 женщин. Хотя в среде российской эмиграции в Китае намного меньше, чем в Европе, была распространена такая форма адаптации как смешанные браки, поскольку отношение к таким семьям в большинстве случаев было отрицательным со стороны и русских, и китайцев7.

Потомки таких браков уже в 4-м, 5-м и даже в 6-м поколениях по-прежнему проживают в приграничных районах Китая. Многие из них считают себя русскими, а китайское правительство зарегистрировало их как русских по национальности8. Сообщество русских возродилось как составная часть супернации чжунхуа, т.е. «внутренних русских» (по отношению к «внешним» русским на противоположном берегу пограничной реки Аргунь).

Предпосылкой регистрации потомков русско-китайских смешанных браков в качестве русских до и во время переписи 1990 года, по-видимому, явилась нормализация советско-китайских отношений в 1989 г. В 1989 году в Право-Аргунском хошуне, например, было выявлено 7012 потомков смешанных браков, из которых 2071 человек при ближайшем рассмотрении был признан русским (причем по предыдущей переписи 1982 года в этом хошуне русских сыскалось всего 2 (две) души). То есть, с одной стороны, китайцы проявили очевидную сдержанность, зарегистрировав в качестве русских лишь 30 % потомков смешанных браков, с другой стороны, только в административных границах города Аргунь (бывший Правоаргунский хошун) для увеличения численности русских в современном приграничном Китае в случае необходимости имеется около 5 тыс. «резервных» кандидатов. По данным 1990 года во всем Хулуньбуире проживало уже 4219 китайских граждан русской национальности. Кроме отмеченного выше Правоаргунского хошуна, их наиболее крупные группы были отмечены в Хайларе – 628 человек, Маньчжурии – 143, Чжаланьтуни – 179, и Якэши – 725. Китайские власти предоставляют им льготы по рождению второго ребенка, и поддерживают в их среде православную веру.
Православие в Хулуньбуире: вчера и сегодня
При обсуждении вопросов, связанных с положением повторно возникшего в приграничном Китае сообщества русских нельзя не остановиться на православии. Источники, представленные, с одной стороны, официальным изданием Управления по делам национальностей Хулуньбуирского аймака и центром Китая в Интернет, а также справочником «Путешествие в Хулуньбуир»9, и, с другой стороны, немногочисленными свидетельствами представителей Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом в один голос отмечают приверженность этой, в общем-то, небольшой группы людей православию, вековая история которого в этом районе Китае оказалась неотделимой от истории русских людей в Барге.

Православные церкви строились в Хулуньбуире главным образом в 1920-х – середине 1940-х годов. В 1923 г. в Чжалайноре была построена Михайло-Архангельская церковь, которая располагалась в районе копей под названием Сишань (ныне район вязальной фабрики), этот храм был закрыт в 1959 г. В 1924 г. на средства советских граждан в Чжалайноре была построена Ильинская церковь, в период функционирования которой служило 15 священников. В мае 1931 г. в г. Маньчжурия был построен храм Казанской Божьей Матери, который располагался по адресу Третья улица, 44, где сейчас отделение амбулаторного приема Народной больницы. Храм этот был закрыт в 1945 г10.

В целом в Хулуньбуире насчитывалось 45 церквей и постоянных молитвенных мест, в том числе 39 храмов, число официально верующих (взрослых) составляло 22091 человек. Кроме упомянутой церкви в Бокэту, а также Иннокентьевского храма в г. Маньчжурия были такие большие храмы, как11:

Наименование


Место расположения (современное название)


Год постройки


Служило священников


Прихожан было


Год закрытия



Примечание авторов «Описания национальностей Хулуньбуирского аймака»

Казанской Божьей Матери


г. Якэши,

ул. Первая Восточная

1926, в 1929-м сгорела, была восстановлена в 1930 году


8

1928, в том числе 1043 женщины

1957


Кроме двух китайцев, все остальные прихожане – русские или метисы русских и китайцев

Сретенско-Петропавловская


п. Драгоценка

(Саньхэ)


1932, на средства эмигрантов, перестроена в 1939 г.

13

1800

1956


В ее ведении находились п. Попирай и другие 5 деревень

Успенской Божьей Матери



п. Челотуй,

(Цилоту – ныне одно из отделений сельскохозяйственного предприятия)


1928




600

1955




Покровская


п. Верх-Кули

(Шанкули)

1925

7

1700

1956


В ее ведении находились п. Усть-Кули и другие 4 деревни

Казанско-Богородицкая

п. Куличжовэй

или Ключевая (Сяхулинь)



1921, перестроена в 1932 году



2200

1956


В ее ведении находились храмы в Дубовом и Тулунтуе

Михайло-Архангельская

п. Верх-Урга

(Шан’уэргэнь)



1934

7

1600

1955




Не установлено

п. Нижняя Урга (Ся’уэргэнь)

1941




Более 300







Владимирская обитель

п. Шурфовой

1937




311

1955




Свято-Никольская

п. Дубовой

(Шанхулинь)



1940




1000

1955

Находилась в ведении храма в Куличжовэй

Богородицко-Казанская

п. Покровка

(Баиньчжалага)



1935

5

430

1955




Свято-Покровская

п. Попирай

(Цзяньшетунь)



1940




400

1956




Свято-Благовещенская

п. Тулунтуй

(Туаньцзетунь)









600

1955

Находилась в ведении храма в Куличжовэй

Не известно

п. Лабдарин

(г. Аргунь)



1946-1947




400

1955




Не известно

п. Найджинбулак (Нацзибулагэ)










1954

Главная из 4-х церквей Старой Барги

Казанская



г. Хайлар, ул. Первая западная, север

1902, на средства общества КВЖД






1954


Главный храм на западной ветке КВЖД, (еще не так давно в Хайларе было два православных храма)12

Три старообрядческие церкви

Успенская в п. Верх-Кули и в п. Покровка (сгорела в 1942 г.)







1700, по состоянию на 1939 г.







К середине XX века, несмотря на жесткий идеологический контроль со стороны оккупационных японских властей, русская православная церковь в Маньчжурии оставалась весьма влиятельной силой, способной эффективно противостоять насаждению чуждых русской культуре представлений и ритуалов. Таким образом, русская православная церковь способствовала сохранению национальных корней в Русском Зарубежье.

Из приведенной таблицы видно, что главные православные церкви были закрыты в 1955-1957 гг. с исходом русских из Барги. В 1960-е годы их ждала участь печальная. В мае 1966 года во время кампании «разбить четыре пережитка» Культурной революции в г. Маньчжурия был разрушен Иннокеньевский храм, а в Чжалайноре подверглась разрушению Ильинская церковь. Священник Дионисий Поздняев пишет: «Мне рассказывали о том, как в годы "великой культурной революции" закрыли все храмы, оставив только храм в поселке Попирай. Но в 1967 году и этот храм, в котором хранились иконы изо всех закрытых 18 церквей и монастыря, был сожжен. Люди, спасая иконы, тайно зарывали их в землю - и только в начале 80-х годов посмели откопать их»13.

Очевидно, с этого времени представители «русской национальности», среди которых осталось около 2500 крещеных до закрытия православных церквей в Барге, получили возможность по собственному желанию участвовать в религиозных обрядах в семейном кругу. В городе Аргунь в 1991 – 1999 гг. на бюджетные средства в размере 300 тыс. юаней было построено здание православной церкви площадью 240 кв. м. Это сильно диссонирует с более чем холодным отношением китайских властей к христианству. В 1997 году китайцы опубликовали данные переписи русских в Хулуньбуире на 1990 год, тем не менее, «об этом никто не говорил и, пожалуй, не знал ни в Посольстве России в Пекине, ни в Генеральном Консульстве в Шэньяне»14.

14 декабря 2000 г. в городе Аргунь при участии священника Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата Дионисия Поздняева состоялось "приходское собрание", на которое собрался народ и из других поселков, в том числе и из поселка Эньхэ. "Приходское собрание" выбрало старосту и казначея. На собрании обсуждались и проблемы прихода - негде взять иконостас и церковную утварь, старшее поколение утратило опыт церковной жизни, а младшее его и не имело. Тысячи людей, православных по вере, не крещены, многие не венчаны - последний священник умер здесь в начале 60-х годов. Острая необходимость в то время прихода - выбор кандидата для обучения в Духовных школах. Местные власти, правда, настороженно относятся к обучению китайских граждан в религиозных учебных заведениях за рубежом. Рассказывали, что Зарубежная Церковь (РПЦЗ) предлагала направить студента из Трехречья в Джорданвилль, однако местное Народное Правительство было против обучения студента в США15.

Священник Дионисий Поздняев рассказывал, что документ о признании православия одной из исторических конфессий был принят на уровне Народного Правительства автономного района Внутренняя Монголия в 1990 г., то есть в год проведения переписи, во время которой потомки смешанных браков и были зарегистрированы в современном Хулуньбуире в качестве русских по национальности. В своем очерке он пишет: «Не без гордости мне показали документ, в котором Православие признавалось одной из исторических конфессий на территории Внутренней Монголии. Рассказали и о том, что решение о строительстве храма в Лабдарине было принято на уровне Госсовета КНР. Моя просьба разрешить крестить местных трехреченцев не вызвала никаких возражений. Рано, конечно, говорить об итогах, но первое впечатление от встречи с официальными властями было очень благоприятным»16.

Отношение китайских властей к православию в пограничной с Россией области разительно отличается от положения в далеком от нынешних российских границ Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где также живут несколько сот русских. Наиболее многочисленная русская община живет в Инине.

Как представляется, возрождение православия в приграничном с Россией районе Китая понадобилось китайским властям в среде этой немногочисленной группы людей, поскольку иных явных признаков, антропологических, или культурных, которые позволили отнести довольно далеких потомков смешанных браков к русским по национальности, пожалуй, нет. 2500 человек из них, родившись в русских поселках Барги, утратили связь с русской культурной средой более 40 лет назад. Иные, несмотря на преклонный возраст, сохранили знание того чудесного русского говора, на котором общались в забайкальских деревнях наши бабушки.

В туристическом справочнике современного Хулуньбуира их так и называют «хуа’э хоуи», то есть «далекие потомки китайско-русских браков», и относят к разряду… туристических достопримечательностей Барги17. Из этого же источника можно почерпнуть, что этих людей роднит с современными русскими пристрастие к праздникам. Они отмечают праздники нового стиля: Новый год, Первое мая, Восьмое марта и День Китайской Республики 1 октября, праздники китайского календаря, составленного на основе 24-х сезонов сельскохозяйственного года: Праздник Весны, праздники начала лета и середины осени. Также «широко отмечают национально-религиозные праздники» Рождества и Пасхи18.

Священник Дионисий Поздняев на мой вопрос, что же в них такого русского кроме «чудесной» приверженности православию, рассказывал:




  • Они поют русские песни;

  • Пекут русский хлеб;

  • И угощают вареньем по-русски.

В своих заметках он пишет: «К особенностям, отличающим Хайлар от других китайских городов, можно отнести то, что местные жители охотно жарят картофель и делают это скорее по-русски, чем по-китайски». Он же заметил о городе Аргунь, что «в самом городе нет, пожалуй, ничего примечательного, разве что крытый рынок с надписями по-русски и по-китайски "Центр китайско-русской торговли". Русского, правда, на рынке немного - разве что пуховые платки из Оренбурга» 19.

В этих обстоятельствах у китайских властей кроме православия нет иных серьезных оснований для отнесения этой группы людей к категории русских по национальности.
Административный характер повторного появления сообщества русских
Надо сказать, что все предыдущие переписи населения в КНР не фиксировали сколько-нибудь заметного присутствия русских в национальной структуре современной Барги20:


Города и хошуныf

1-я перепись населения,
на 0 часов 1 июля 1953 г.

2-я перепись населения,

на 0 часов 1 июля 1964 г.



3-я перепись населения,

на 0 часов 1 июля 1982 г.



4-я перепись населения,

на 0 часов 1 июля 1990 г.



Русских всего

24

41

29

4219

гор. Хайлар




17

4

628

гор. Маньчжурия

9

9

3

143

гор. Чжаланьтунь










179

гор. Якэши










725

Право-аргуньский хошун




2

2

2071

Лево-аргуньский хошун







3

244

Орочонский хошун




1

1

26

Эвенкийский хошун




1

1

146

Новобаргинский левознаменный хошун










8

Старобаргинский хошун




5

1

49

Только результаты четвертой переписи 1990 г. характеризуются внезапным ростом численности русского населения, которое, надо полагать, во время предыдущих переписей включалось в другие национальные группы. Это говорит, что повторное появление русского сообщества в приграничном Китае носило характер единовременного административного мероприятия.

Современная китайская действительность опровергла тезис Н.Е. Абловой о невозможности окончательной социализации последующих поколений эмигрантов в Китае и превращения их в полноправных членов общества при сохранении этнического начала21. Образовательный уровень русского населения, как пишут китайцы, сравнительно высок, в основном они имеют незаконченное среднее образование. Многие понимают русский, как устный, так и письменный, а некоторые понимают и по-монгольски и знают монгольскую грамоту.

По данным 4-й переписи населения, русских в возрасте 6 лет и старше в Хулуньбуире проживало 3089 человек, из них с высшим специальным образованием 47, со средним специальным – 90, средним – 413, неполным средним – 1506 и начальным – 1033. Большинство проживающих в трех городах – Аргуни, Якэши и Чжалантуне, а также в Старобаргинском хошуне, заняты в сельском хозяйстве, часть работает в промышленности и кустарных промыслах. Проживающие в Маньчжурии и Хайларе по большей части вовлечены в предпринимательство. Кроме того, русские заняты на государственной службе и являются служащими предприятий. Из 1641 человека занятого русского населения 225 являлись техническими специалистами; ответственных работников государственных учреждений, партийных органов и предприятий – 50, рядовых сотрудников – 112, работников торговли – 102, работников сферы обслуживания – 143, в сельском хозяйстве и лесном деле – 433, в промышленности и на транспорте – 572, прочих специальностей – 4.


Развитие русской национальной волости и благосостояние его жителей
До образования в 1994 г. в Хулуньбуире русской национальной волости, район Эньхэ оставался отсталым, получая электрическую энергию от дизельного генератора эньхэйской фермы, летом электричество подавалось в течение одного часа в день с 9 до 10, зимой в течение трех часов с 6 до 9. В то время смотреть здесь телепередачи можно было только с помощью ретранслятора той же эньхэйской фермы, причем единственный канал, который выбирал оператор ретранслятора. Дорожные и телефонные коммуникации находились в запущенном состоянии, ни в одной деревне не было нормальной проезжей дороги, использовались телефонные аппараты с вращающейся ручкой.

После образования русской национальной волости район Эньхэ стал быстро развиваться. В октябре 1994 года вся территория волости была подключена к государственной системе энергоснабжения, в 1995 году была смонтирована АТС, в 1997 году появилось кабельное телевидение, позволяющее смотреть 18 каналов, были вновь построены здания начальной школы, правительства волости, и автодороги.

При этом средний доход на душу населения в волости увеличился с более 1000 юаней до образования волости до почти 3000 в 2000 году. Данный размер среднедушевого дохода соответствует, с одной стороны, уровню доходов животноводов в Барге (3196 юаней22), (в любом случае агентство «Синьхуа», характеризуя доходы русских в приграничном Китае, было недалеко от истины), с другой стороны, это несколько меньше среднедушевого дохода жителей Читинской области в 2000 г. (1018 рублей в месяц23, по средневзвешенному курсу 3,364 рублей за юань), - 3632 юаня в год.

Данную величину нельзя применять для сравнения доходов русских на левом и правом берегах Аргуни в связи с особенностями, если можно так выразиться, государственной статистики в Забайкалье, которая не разделяет доходы сельских и городских жителей, показывая среднюю величину. Правда, некоторое представление о доходах сельчан можно получить, обратившись к данным о среднемесячной номинальной начисленной заработной плате работников предприятий и организаций по отраслям экономики: в 2000 году зарплата на селе (541,1 рубль в месяц24) была почти в 4 раза ниже средней зарплаты в целом по экономике. Если даже предположить, что все жители сопредельного с русской национальной волостью Нерчинско-Заводского района, включая малых ребятишек, имели такой заработок, можно подсчитать, что и при этих условиях, доходы «русских» в Китае не менее чем в 1,5 раза выше, чем у русских в сопредельном Забайкалье.

Священник Дионисий Поздняев оставил об этом следующее свидетельство: «"Вы увидите настоящих русских людей, таких, какими они должны быть - трудолюбивых и приветливых, открытых и богобоязненных. Они не были испорчены десятилетиями советской власти, не были отучены от крестьянского трудолюбия". В Забайкалье, разрушающейся (как представляется путешественнику на первый взгляд) восточно-азиатской крепости России, эти слова звучали по-особому. Позднее они не раз вспоминались мне уже в Китае, когда я сравнивал жизнь русских по обе стороны границы»25.

В апреле 2001 года властями города Аргунь было принято решение о расширении административных границ русской национальной волости Эньхэ: по согласованию с департаментом гражданской администрации АРВМ русская национальная волость Эньхэ была объединена с сопредельным поселком Шивэй в русскую национальную волость Шивэй. (В географическом отношении район Шивэй является продолжением Трехреченского района, поэтому поверхность, климат, почва и растительность ничем не отличаются от тех условий, в которых находится Трехречье).

Объединение волости и поселка Шивэй в административных границах города Аргунь вызвало разногласия с местным монгольским населением, которое считает расположенный на берегу Аргуни Шивэй одной из колыбелей монгольской нации. В этой связи, по мнению монголов, преобразование Шивэя в русскую национальную волость «ни на что не похоже и вряд ли может быть принято». В настоящее время Эньхэ-русская волость вернулась в прежние границы до 2001 года.
***

История русских в Барге насчитывает несколько этапов. Хотя наши соотечественники начали проникать в Хулуньбуир с XVII века, массовая диаспора русских возникла на рубеже XIX–XX вв. как экстерриториальная Желтороссия. После утраты экстерриториальности в 1920 г. сообщество наших соотечественников превратилось в осколок Российской империи, где сохранялся образ жизни дореволюционной России. После японской оккупации русские во многом сохранили привилегированное положение, по существу, став союзниками японцев в государственном строительстве Маньчжоу-Го. Разгром японцев Красной Армией в 1945 г. предопределил их исход, поскольку русские в Барге оказались не нужны ни Советскому Союзу, ни Китайской Народной республике, власти которой в начале 50-х годов выселяли их из приграничных районов.

В течение сорока лет, а также при проведении трех всекитайских переписей населения потомки от русско-китайских смешанных браков регистрировались как китайцы, однако в 1990 г. попали в категорию русских. История белой эмиграции и современное положение русских в приграничном Китае, по сути, - две разные проблемы, взаимосвязанные и взаимообусловленные косвенным образом.

Особенностью географического положения русской национальной волости является то обстоятельство, что он располагается в районе Трехречья, где в первой трети прошлого века традиционно селились русские, хотя в прошлом Эньхэ – бывший поселок Караванный – был населен исключительно китайцами. Когда-то русское население Трехречья определяло развитие этого района, особенно в области сельского хозяйства. Здесь научились выращивать картофель, пшеницу рапс и другие культуры26. Споры русского крестьянского сообщества в Трехречьи почти через сорок лет после исчезновения в 1950-х гг. дали этот неожиданный, но, по-видимому, не случайный росток русской национальности. Стараниями китайских властей возникло однородное этническое поле в сопредельных российских и китайских районах. Общность религии и взаимные паломничества могут способствовать экономической интеграции российского Забайкалья и Северного Китая. Очевидные стимулы к сближению с приграничными районами России существуют и в самом китайском обществе, которое ищет во влиянии возрожденного сообщества русских одну из опор своим стремлениям к развитию данной формы сотрудничества.

(Следует понимать, что Забайкалье в настоящее время интересует китайцев не как объект некой экспансии, а как сателлит, способный содействовать осуществлению их планов экономического развития северных окраин и подтягивания их к уровню восточного побережья. Китайское руководство в процессе проведения сложной экономической реформы и хозяйственного развития северных окраин ощутило весьма насущную потребность в лояльности России и превращения приграничной торговли в серьезный источник хозяйственного роста.)

Кроме того, с 1990-х гг. потомки русских в Барге в рамках крепнущего китайского государства получили целый ряд существенных экономических преимуществ и ритуальных привилегий. Эти привилегии являлись традиционной формой на основе часто применявшегося в прошлом управленческого постулата "изменять административное устройство варваров, не меняя их обычаев". Содержанием ее, на наш взгляд, должно стать превращение вновь обретенного сообщества русских в послушное ополчение, надежно прикрывающее данный участок китайской границы, который на протяжении первой половины ХХ века был каналом интенсивной экспансии русских.

В то же время нельзя не видеть другую особенность географического положения русской национальной волости, которая заключается в том, что воссозданное сообщество русских в приграничном Китае выходит на экономически отсталые, малонаселенные, но сравнительно богатые природными ресурсами районы Забайкалья – Нерчинско-Заводский, Газимуро-Заводский, Александрово-Заводский и Шелопугинский. Данный регион оторван от кровеносных сосудов общероссийского рынка – системы российских железных дорог. Ввиду огромной транспортной емкости основной продукции экономики региона – лесных товаров и невозможности самообеспечения продовольственными и потребительскими товарами из-за прошлого экономического развития, регион будет сбывать лес и покупать продовольствие в соседней русской волости. То есть при всей многовариантности будущего России данный субрегион является естественным полигоном с идеальными условиями для интеграции российских окраин с экономически растущим Китаем не только вследствие хозяйственных предпосылок, но и на основе общего этнического и религиозного поля. Хотя пока этнический признак территорий играет небольшую роль в данном регионе для развития кооперационных связей27.

(Нельзя не упомянуть, что китайцы систематически используют прессу как средство воздействия на умонастроения русских в Забайкалье. С зимы 2000 года в Маньчжурии на бюджетные средства стала выходить первая в этом китайском регионе газета, печатающаяся на русском и предназначенная для распространения среди русских в России. Она нейтрально называется "Маньчжоулибао" ("Маньчжурская газета").)

В прошлом веке в результате восстаний Хулуньбуирских монголов – баргутов неоднократно провозглашалась независимость Барги от Китая, что побуждает нынешние китайские власти проводить в этом районе изощренную национальную политику. Современная политическая карта Хулуньбуира представляет собой лоскутное одеяло из национальных автономий. Хулуньбуир, находясь в составе автономного района Внутренняя Монголия, то есть, оставаясь территорией монгольской автономии, включает три немонгольских автономных хошуна: эвенков, орочонов и дауров, которые в совокупности занимают 35 % территории Хулуньбуира. В этом смысле появление русского территориального образования может быть расценено как логическое продолжение традиционной национальной политики по «латанию» монгольской автономии немонгольскими административными образованиями.

В действиях современных китайских властей не трудно увидеть и общие черты с политикой японской оккупационной администрации в отношении русских. Китайцы выделяют русских по сравнению, например, с бурятами, которые также компактно проживают до сих пор в Хулуньбуире. В Северо-Хинганской провинции Маньчжоу-Го у бурят был собственный национальный хошун Булия, а в настоящее время нет собственного территориального образования (из среды бурятской элиты выходили активисты прояпонского движения панмонголизма, по своей природе имевшего антикитайский и антироссийский характер). Как и в прошлом японцы, китайцы проводят миграционную политику по созданию компактного сообщества русских в пограничном пространстве, нацеленную, по-видимому, на решение перспективных внешнеполитических задач.



В настоящее время Энь-русская национальная волость - тихая глубинка. Однако именно эта удаленность и может создать благоприятные условия для успешного развития межрусских торгово-экономических и культурно-религиозных контактов. В любом случае, воссозданное сообщество русских заслуживает внимание и интерес со стороны российских исследователей.

1 Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ века), Вэб-сайт asiainfo.narod.ru

2 Ссылка на сервер

3 Галенович Ю.М. Москва – Пекин, Москва – Тайбэй. М.: «Изографус», 2002. С. 17.

4 Хулуньбэйэр ши яолань’2002 [Основные показатели города Хулуньбуир на 2002 г.]. Хайлар: Редакция «Основных показателей города Хулуньбуира», 2002. С. 41.

5 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001 // Вэб-сайт asiainfo.narod.ru

6 Дин Мин. Объединение волости и поселка в границах города Аргунь вызвало разногласия // Нэй мэнгу цань [Отделение агентства Синьхуа во Внутренней Монголии. Справочные материалы]. Хух-Хото, 2002, № 29. С.11.

7 Аблова Н.Е. Указ. соч.

8 Хулуньбэйэр мэн миньцзу чжи [Описание национальностей Хулуньбуирского аймака]. Хух-Хото: Народное издательство Внутренней Монголии, 1997. С. 400.

9 Сюй Чжаньцзян, Хулуньбэйэр люйю [Путешествие в Хулуньбуир]. Хайлар: Нэймэнгу вэньхуа чубаньшэ, 1998.

10 Сюй Чжаньцзян, Сюй Чжаньсинь. Указ. соч. С. 320.

11 Хулуньбэйэр мэн миньцзу чжи [Описание национальностей Хулуньбуирского аймака]. Хух-Хото: Народное издательство Внутренней Монголии, 1997. С. 406-407.

12 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001// вэб-сайт asiainfo.narod.ru

13 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001// вэб-сайт asiainfo.narod.ru

14 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001// вэб-сайт asiainfo.narod.ru

15 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001// вэб-сайт asiainfo.narod.ru

16Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001// вэб-сайт asiainfo.narod.ru

17 Сюй Чжаньцзян, Хулуньбэйэр люйю [Путешествие в Хулуньбуир]. Хайлар: Нэймэнгу вэньхуа чубаньшэ, 1998. С. 94.

18 Сюй Чжаньцзян, Хулуньбэйэр люйю [Путешествие в Хулуньбуир]. Хайлар: Нэймэнгу вэньхуа чубаньшэ, 1998. С. 99.

19 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001 // Вэб-сайт asiainfo.narod.ru

20 Хулуньбэйэр мэн миньцзу чжи [Описание национальностей Хулуньбуирского аймака]. Хух-Хото: Народное издательство Внутренней Монголии, 1997. С. 21-28.

21 Аблова Н.Е. Указ. соч.

22 Хулуньбэййэр яолань’2001 [Основные показатели Хулуньбуирского аймака на 2001 г.] Хайлар: Канцелярия комитета КПК Хулуньбуирского аймака, 2001. С. 74

23 Читинская область в цифрах, 2002. Чита: Читинский областной комитет государственной статистики, Официальное издание, 2002. С. 66.

24 Там же. С. 70.

25 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001 // Вэб-сайт asiainfo.narod.ru

26 Священник Дионисий Поздняев. ТРИ ДНЯ В ТРЕХРЕЧЬЕ. Путевые заметки. Азиатская библиотека, 28 января 2001 // Вэб-сайт asiainfo.narod.ru

27 Александрова М.В. Развитие экономической кооперации байкальского региона России, Монголии и автономного района Внутренняя Монголия КНР.Китай, Россия, страны АТР и перспективы межцивилизационных отношений в XXI веке. Часть 1. М.: Институт Дальнего Востока, 2001. С. 144.


с. 1

скачать файл

Смотрите также: