Альфред Хичкок это знаменитый американский кинорежиссер, а Три Сыщика


с. 1 с. 2 ... с. 4 с. 5



Альфред Хичкок

Тайна замка ужасов
Три Сыщика – 2


Аннотация
Альфред Хичкок — это знаменитый американский кинорежиссер, а Три Сыщика — это его юные друзья: Боб Андрюс, Пит Креншоу и Юпитер Джонс. Живут они в городке Роки Бич на берегу Тихого океана, недалеко от Голливуда. Их опорный пункт — склад утильсырья, их штаб квартира — старый автоприцеп, в котором они оборудовали криминалистическую лабораторию. Их агентство «Три Сыщика» раскрывает любые секреты, загадки, головоломки.

На этот раз Сыщики раскрывают тайну заколдованного замка; расследуют дело о пропаже ценных картин и бьются над разгадкой завещания охотника за изумрудами.

Литературная запись М. Кэри.
Альфред Хичкок

Тайна замка ужасов

(Три Сыщика 2)
СЛОВО БЕРЕТ АЛЬФРЕД ХИЧКОК
От души рекомендую… Похоже, я постоянно что то рекомендую или представляю: то телевизионные передачи, то фильмы, то книги, полные таинственных загадок, привидений и ужасов, от которых захватывает дух, а напряжение в развитии закрученного сюжета нарастает так, что мои юные друзья трясутся от страха и мурашки бегут у них по коже. На сей раз я представляю вам трех мальчиков — они называют себя Три Сыщика, разъезжают в «роллс ройсе» с золотыми ручками и молдингами, постоянно идут по следу и распутывают немыслимые тайны, окруженные загадочными и темными обстоятельствами. Довольно странно, не находите?

Честно говоря, поначалу я вовсе не хотел связываться с этими тремя мальчишками. Но как то неожиданно для себя и слишком опрометчиво дал согласие участвовать в их поисках и отказываться от своих слов не собираюсь, хотя само обещание было вытянуто у меня путем шантажа чистейшей воды (но об этом чуть позже).

Вернемся к теме нашего разговора. Этих мальчиков, Трех Сыщиков, зовут: Боб Андрюс, Питер Креншоу и Юпитер Джонс. Они все трое живут в Роки Бич — маленьком городке на берегу Тихого океана, неподалеку от Голливуда.

Боб Андрюс — мускулистый, маленького роста мальчик — в известном смысле человек рассудка, но не лишен склонности к авантюрным приключениям. Питер Креншоу — довольно рослый и сильный парень. Юпитер Джонс — ну, свое личное мнение о Юпе Джонсе я лучше оставлю при себе. Разбирайтесь в нем сами, пока будете читать эту книжку, а я предпочитаю придерживаться лишь фактов. Исходя из этого, опишу его (хотя меня так и подмывает назвать Юпа жиртрестом) в тех же нейтральных выражениях, что и его друзей: коренастый и плотный мальчик. Когда он был маленьким, все звали его «пончик», и он вечно вызывал у всех смех, поскольку спотыкался или шлепался на ровном месте. С тех пор он просто ненавидит, когда над ним смеются. И чтобы положить этому конец и добиться уважительного к себе отношения, он нашпиговал себя, словно помешанный, разными знаниями. Как только он выучил буквы, он стал читать все подряд, что только попадалось ему под руку: естественно научные, технические книги, книги по психологии, по криминалистике и многие другие. Так как у него хорошая память, многое из прочитанного застряло у него в голове — учителя предпочитали не вступать с ним на уроках в дискуссию по конкретным научным вопросам: слишком уж часто случалось так, что они вынуждены были терпеть его поучения.

Если Юпитер Джонс кажется вам невыносимым, то тут я с вами полностью согласен. Правда, говорят, у него много хороших друзей, но о вкусах, как известно, можно и поспорить.

Я мог бы еще многое порассказать вам о Юпе и двух других мальчиках. Например, как Юпитер Джонс победил в конкурсной игре и с тех пор разъезжает на сверкающем золотом «роллс ройсе». Я мог бы рассказать, как он прославился в своем родном городке благодаря таланту отыскивать удивительные пропажи — между прочим, и потерявшихся домашних животных тоже. Я мог бы… Но мне кажется, я уже выполнил свой долг и сдержал свое обещание. Пусть история начинается! К моему собственному великому удовольствию (и это право я выпросил у автора книги), я буду тыкать исподтишка пальцем и давать вам возможность контролировать действия Трех Сыщиков или — а почему бы и нет? — даже иногда опережать их. Однако преимущество вы будете иметь не больше, чем на кончик собственного носа, — такое условие поставили мне со своей стороны автор и с ним Три Сыщика, а во всем остальном — ваше дело!

Ну так как, вы дочитали до сих пор, следуя за мной? Тогда, значит, вы вздохнете с еще большим облегчением, чем я, потому что вступление наконец кончилось.
ТРИ СЫЩИКА
Боб Андрюс поставил велосипед перед порогом родительского дома в Роки Бич и открыл дверь. Как только щелкнул замок, из кухни раздался голос матери:

— Роберт? Это ты?

— Да, мама. — Боб подошел поближе к двери в кухню. Его мать, изящная шатенка, возилась с тестом.

— Как дела в библиотеке?

— Как обычно, — сказал Боб. Сногсшибательно интересным это дело, в конце концов, никогда не было. Он работал там почасовиком — разбирал возвращенные читателями книги, ставил их по местам на полки и сортировал по отраслям новые поступления.

— Звонил твой дружок Юп. — Мама раскатывала на доске тесто для пирогов. — Я должна тебе кое что сообщить.

— Сообщить? — воскликнул возбужденно Боб. — Что именно?

— Я все записала — записка у меня в кармане фартука. Как только поставлю тесто, покажу тебе.

— А ты не помнишь, что он хотел? Может, я ему нужен?

— Если бы это было обычнее сообщение, я бы наверняка запомнила его, — ответила мать, — но у Юпа не бывает обычных сообщений. Как всегда, что то весьма странное.

— Юп любит выражаться странно. — Боб с трудом сдерживал себя, стараясь быть спокойным. — Он страшно много всего читал. Иногда за ходом его мыслей просто невозможно поспеть.

— Не только иногда! — возразила ему мать. — Он вообще какой то странный мальчик.

— Ну, я бы сказал: он выше нас всех, — заявил Боб. — Мама, а ты не можешь прямо сейчас достать записку?

— Сейчас, сейчас, — торопливо сказала миссис Андрюс и раскатала тесто еще раз более тонким слоем. — Между прочим, что там было написано во вчерашней газете — про какую то шикарную машину, в которой Юп может ездить целый месяц?

— Да это был конкурс, объявленный одной фирмой, где можно взять напрокат автомобиль, — объяснил Боб. — Они выставили у себя в витрине большой горшок с фасолью. Условия были такие: кто точнее всех угадает, сколько в горшке фасолин, получает на месяц в свое распоряжение «роллс ройс» с шофером. Юп три дня высчитывал, пока не определил, какого объема тот горшок и сколько в нем может уместиться фасолин. Ну, и выиграл. Мама, пожалуйста, дай мне записку.

— Ну, хорошо, хорошо. — Мать Боба отряхнула руки от муки. — И что, собственно, Юп будет делать с этим «роллс ройсом», да еще с шофером в придачу, хотя бы даже и всего то один месяц?

— Да, знаешь, мы вообще то так думали, — начал Боб, но мать уже не слушала его, — Чего только сегодня нельзя выиграть! — сказала она. — Недавно я прочитала про одну женщину, так та выиграла в телевизионной викторине моторную яхту. Сама она живет в горах, представляешь, с ума можно сойти, ну что там с ней делать? — Продолжая тараторить, миссис Андрюс вытащила из кармана клочок бумаги. — Вот тебе сообщение, — сказала она.. — И вот что там написано: «Зеленые ворота. Римское I. Машина работает».

— Вот это да! Спасибо, мама, — крикнул Боб и был уже почти за дверью, но мама вернула его назад:

— Роберт, ради всего святого, что это значит? Юп зашифровал свое сообщение?

— Да нет же, мама. Текст совершенно ясен и понятен. Ну, мне некогда.



Боб кинулся из дома, вскочил на велосипед и помчался прямехонько к фирме «Центр утильсырья Т. Джонса».

Гипс на ноге уже почти не мешал ему крутить педали. Он заработал себе «орден», как выразился доктор Альтман, когда самым глупейшим образом решил «покорить» в полном одиночестве одну из вершин Роки Бич. Горный массив Роки Бич расположен в долине, окруженной с одной стороны, океаном и цепью гор — с другой. «Горы» — это, может, слишком громко сказано, но вполне приличными по высоте вершинами горного массива их по справедливости назвать можно. Боб сорвался и катился почти двести метров вниз по крутому склону, сломав ногу в нескольких местах и «установив» новый рекорд, что ему было письменно засвидетельствовано в больнице. Но доктор Альтман сказал, что, когда ему снимут гипс, он даже думать забудет о переломах. И хотя гипс порой страшно мешал ему, большую часть времени Боб не обращал на него никакого внимания.

Как только Боб выехал из центра города, до фирмы «Т. Джонс» было уже рукой подать. Сначала она называлась «Т. Джонс. Торговля металлоломом», пока Юпитер не убедил своего дядю сменить вывеску на «Центр утильсырья». Теперь там помимо металлолома и ветоши попадалось и кое что из старинных диковинных вещей — люди приезжали сюда издалека, если им что то было нужно, особенно из того, что невозможно было найти ни в каком другом месте.

Для любого мальчишки такой склад старых вещей — настоящий рай. Даже сплошной забор из досок вокруг участка земли, принадлежавшего фирме, возвещал о необычности характера этого места. Титус Джонс покрасил забор разноцветными красками, доставшимися ему по дешевке. Несколько местных художников вызвались помочь ему, поскольку мистер Джонс частенько одаривал их различным материалом, необходимым для работ.

По фасаду забор был размалеван деревьями, цветами, зелеными прудиками с лебедями, и среди прочего был даже один морской пейзаж. А по сторонам красовались совсем другие картины. Наверняка это был самый живописный склад утильсырья на всем белом свете.

Боб проехал мимо главного входа, представлявшего собой массивные чугунные ворота какой то сгоревшей богатой усадьбы. Примерно в ста метрах дальше, на углу, где на заборе был нарисован зеленым цветом океан и беспомощно барахталось в ревущем шторме двухмачтовое судно, он остановился и слез с велосипеда. Именно в этом месте находились те две зеленые доски, которые Юп переделал на личный вход для Трех Сыщиков — Зеленые ворота I. Боб нажал на глаз одной из рыб, которые смотрели из бушующих волн на тонущее суденышко, и доски разъехались в разные стороны.

Боб просунул свой велосипед и закрыл «ворота». Теперь он был внутри, на территории склада, в том углу, где Юп устроил свою мастерскую на свежем воздухе.

Мастерская располагалась под открытым небом, если не считать навеса шириной примерно метра в два, который шел сплошняком по внутренней стороне забора. Под этим навесом мистер Джонс складывал самый ценный хлам.

Когда Боб вошел, Юп Джонс сидел в старом кресле качалке и мял пальцами нижнюю губу — верный признак того, что его мозг работал на полных оборотах. Питер Креншоу стоял около маленькой печатной машины, которую выбросили за ненадобностью в металлолом и которую Юп отремонтировал, приложив максимум усилий.

Машина постукивала. Пит, рослый темноволосый мальчик, всовывал в нее белые карточки. Это и составляло суть сообщения Юпа. Печатная машина работала, и он попросил Боба прибыть сюда, на место оперативной явки, через Зеленые ворота.

Оттуда, где располагалась контора, мальчиков никто не мог видеть — особенно тетя Матильда, деятельная такая дама, главный моторчик всего предприятия.

У нее было любвеобильное сердце, и она была бесконечно добра, но как только какой нибудь мальчишка попадался ей на глаза, в них сразу загорался огонек — вот кем надо заняться!

В целях самозащиты Юп перелопатил целые груды старой рухляди и хлама, так что они полностью скрыли его мастерскую от посторонних глаз. С тех пор ему никто не мог помешать разговаривать с друзьями, если он, конечно, действительно в данный момент не был нужен дяде или тете.

Когда Боб поставил на место велосипед, Питер остановил машину и протянул ему одну из напечатанных карточек.

— Посмотри ка! — сказал он.



То была крупноформатная визитная карточка. На ней стояло:
Три Сыщика

???

Мы расследуем любое дело

Первый Сыщик Юпитер Джонс

Второй Сыщик Питер Креншоу

Секретарь и архивариус Боб Андрюс
  Черт побери! — воскликнул Боб, оценивая работу по достоинству. — Здорово! Так, значит, ты решил начать, Юп?

— Мы уже давно говорим о том, чтобы открыть сыскное бюро, — сказал Юп. — А мой приз — огромный автомобиль в моем распоряжении на целый месяц и днем и ночью — открывает для нас счастливую перспективу: мы можем идти по следу любой загадочной тайны, где бы она нам ни встретилась. По крайней мере в пределах этого ограниченного отрезка времени в тридцать дней и ночей. Поэтому с этой минуты мы будем именовать себя Три Сыщика. Как Первый Сыщик я беру на себя стратегию. Пит, Второй Сыщик, будет решать все задачи, требующие физической силы и ловкости. Так как ты, Боб, можешь испытывать при тайном наблюдении за подозреваемыми, например при лазаний через забор, в настоящее время известные трудности, на твою долю выпадает заниматься необходимым расследованием по взятым нами делам. Кроме того, ты будешь вести всю документацию по нашей общей сыскной деятельности.

— Нормально, — согласился Боб. — При моей работе в библиотеке я без труда получу доступ к интересующим нас материалам.

— Современные методы дознания требуют детальных поисков, — добавил еще Юп. — А что ты так странно смотришь на нашу визитную карточку? Можно узнать, что тебя в ней смущает?

— Да вот эти вопросительные знаки, — ответил Боб. — Для чего они, собственно?

— Я ждал такого вопроса, — сказал Пит. — Юп так и знал, что ты спросишь про это. Да и любой другой тоже, — сказал он.

— Вопросительный знак, — пояснил Юп, — универсальный символ неизвестного. Мы заявляем о своей готовности разрешить любые загадки, тайны и запутанные дела, как только получим поручение от наших клиентов. Поэтому вопросительный знак должен служить нашей фирменной эмблемой. Три вопросительных знака будут отныне всегда значить только одно: Три Сыщика!

Боб думал, что Юп закончил, но ему надо было бы лучше знать своего друга. Тот только вошел во вкус.

— И кроме того, — продолжил он, — вопросительные знаки будут вызывать всеобщий интерес. Люди начнут спрашивать, что они означают — точно так же, как ты. По ним нас будут узнавать. Они станут мощной рекламой для нас. Любое дело нуждается в рекламе, клиентов надо привлекать.

— Потрясающе, — сказал Боб и положил карточку назад, на стопку готовых визиток. — Как только у нас появится первое дело, наша фирма встанет на путь процветания.

Пит многозначительно смотрел себе под ноги.

— Боб, — сказал он, — у нас уже есть первое дело!

— Заявляю протест! — прервал его Юп. Он выпрямился, лицо его приняло напряженное выражение. Обычно такое круглое, его лицо казалось сейчас вытянутым, а сам он выглядел старше своих лет. Приземистый и коренастый, Юп легко сходил за толстого, если не стоял выпрямившись. — К сожалению, — заявил он, — имеется одно маленькое препятствие. Дело для нас действительно есть, и я уверен, что мы с легкостью справимся с ним, но нас никто еще не подключал к нему, к мы не можем взяться за его решение.

— О чем речь то? — спросил Боб, снедаемый любопытством.

— Альфред Хичкок ищет для своего нового фильма дом с привидениями, — сказал Пит. — Мой папа слышал об этом на студии.

Мистер Кренщоу работал экспертом по трюкам в одной из кинокомпаний Голливуда, недалеко от Роки Бич, по ту сторону горного хребта.

— Дом с привидениями! — Боб наморщил лоб. — Как это дом с привидениями может стать нашим первым делом?

— Мы могли бы провести расследование и установить, действительно ли в данном доме живут привидения или нет. Это явилось бы прекрасной рекламой для нас и помогло бы Трем Сыщикам встать на ноги.

— Только мистер Хичкок не просил нас разыскивать для него дома с привидениями, — сказал Боб. — Это ты называешь маленьким препятствием?

— Нам нужно подтолкнуть его к тому, чтобы он прибегнул к нашим услугам, — сказал Юп. — Это и будет нашим первым шагом.

— Факт, — саркастически заметил Боб. — Что тут, собственно, такого, если мы постучимся к всемирно известному кинорежиссеру и скажем: "Вы, кажется, хотели побеседовать с нами, сэр?

— Прямо так, конечно, пожалуй, не получится, но в принципе очень неплохая идея, — оценил Юп. — Я уже звонил мистеру Хичкоку, чтобы договориться о времени визита.

— Правда? — спросил Пит, вид у него был такой же ошарашенный, как и у Боба. — И он сказал, что мы можем приехать?

— Нет, — признался Юп. — Его секретарша даже не дала мне с ним поговорить.

— Могу себе представить, — сказал Пит.

— Она даже пригрозила, что велит нас схватить, если мы попробуем приблизиться к нему, — добавил еще Юп. — Теперешняя секретарша Альфреда Хичкока — это, собственно, девчонка, которая училась здесь, в Роки Бич, в школе. Она старше нас на несколько классов, но вы наверняка ее знаете. Генриетта Ларсон.

— Генриетта? По кличке Фельдфебель? — воскликнул Пит. — Ну, еще бы не знать ее!

— Она всегда была заодно с классной и шипела на младших, — вставил Боб. — Такую невозможно забыть. Если Генриетта Ларсон — секретарша мистера Хичкока, лучше сразу оставить эту затею. С нею и Змей Горыныч не справится!

— Только препятствия, — возразил Юп, — и делают жизнь интересной. Завтра рано утром мы втроем поедем в нашем шикарном лимузине в Голливуд и нанесем визит мистеру Хичкоку.

— И Генриетта сдаст нас тепленькими полиции! — выкрикнул в сильном возбуждении Боб. — И вообще я завтра целый день занят в библиотеке.

— Тогда мы с Питом поедем одни. Я позвоню на фирму и скажу, что машина нужна мне завтра утром в десять. А ты, Боб, — продолжил Юп, — можешь, раз уж ты будешь сидеть в библиотеке, начать розыск в старых журналах подходящего для нас материала — прямо здесь, в Роки Бич, не трогаясь с места!



Он написал на обороте одной из визитных карточек «Замок с привидениями» и протянул ее Бобу. Тот прочитал и сглотнул слюну.

— Ну, хорошо, Юп, — сказал он. — Раз уж ты так считаешь.

— Трое Сыщиков приступили к активным действиям, — возвестил Юп торжественно. — У вас всегда должен быть при себе небольшой запас наших карточек — для собственной рекомендации. И завтра каждый из нас встанет на своем посту — будь что будет.
ВИЗИТ С УМЫСЛОМ
На следующее утро Пит с Юпом стояли задолго до прибытия «роллс ройса» перед большими чугунными воротами «Центра утильсырья Т. Джонса». Оба в своих нарядных выходных костюмах, в белых рубашках, с галстуками, с гладко зализанными, как полагается, волосами и с пылающими, несмотря на солнечный загар, щеками. Руки были безжалостно отдраены железной щеткой и тоже сверкали белизной и чистотой.

Но когда наконец прибыл огромный роскошный лимузин, все померкло перед его блеском. Это был «роллс ройс» старого образца с огромными круглыми фарами и непривычно вытянутым длинным капотом. Салон автомобиля имел угловатую форму и был похож на ящик. Однако все молдинги и даже бампер были позолоченными и сверкали, как золотые украшения. В необыкновенном блеске черного лака все отражалось как в зеркале.

— Ну надо же, — почтительно сказал Пит, когда лимузин подкатил к ним. — У него такой вид, будто он принадлежал столетнему старику мультимиллионеру.

— «Роллс ройс» — самый дорогой в мире автомобиль серийного выпуска, — пояснил Юп. — Эта модель была первоначально сделана для одного богатого арабского шаха, питавшего особую страсть к роскоши и комфорту. Теперь фирма использует его главным образом в рекламных целях.

Лимузин остановился, и шофер буквально выпорхнул из за руля. Это был ладно скроенный, крепкий мужчина, почти двухметрового роста, с вытянутым добродушным лицом. Он снял фирменную фуражку и обратился к Юпу.

— Мистер Джонс? — спросил он. — Я — шофер Мортон.



Юп хмыкнул.

— Добрый день, мистер Мортон, — сказал он. — Зовите меня просто Юп.

— Прошу прощения, юный джентльмен. — У Мортона был совершенно убитый вид. — Вы должны называть меня просто Мортон, так полагается. И точно так же полагается, чтобы я обращался к господам, которых обслуживаю, соответственно правилам хорошего тона. Сейчас вы для меня господа, и я хотел бы соблюсти все правила и придерживаться привычной для меня формы обращения.

— Ну ладно, тогда пусть Мортон, — сказал Юп. — Раз уж так полагается.

— Благодарю вас, юный джентльмен. Машина и я в вашем распоряжении в течение тридцати дней.

— Тридцати дней и ночей, — сказал Юп. — Так было написано в условиях конкурса.

— Именно так, мистер Джонс. — Мортон открыл дверцу. — Не будете ли вы столь любезны?

— Спасибо, — сказал Юп, когда они с Питом сели в машину. — Но вам не нужно открывать для нас дверцу. Мы еще не настолько старые.

— Если позволите, — возразил Мортон, — то я бы предпочел нести свою службу привычным для меня образом. Иначе я, чего доброго, еще могу и разучиться.

— Логично. — Юп задумался над этим, когда Мортон занял свое место водителя за рулем. — Но нам, возможно, придется иногда выходить и садиться очень быстро, Мортон. Тогда нам будет некогда вас ждать. Не могли бы мы иногда сами выходить из машину и садиться в нее, а вы будете помогать нам в этом только в самом начале пути и в самом конце?

— С большим удовольствием, юный джентльмен. — В переднее зеркало им было видно, как вышколенный шофер улыбается. — Отличная идея. Я принимаю ваше предложение.

— И кроме того, мы не такие важные особы, которых вы привыкли возить, — доверительно сообщил ему Юп. — У нас могут возникнуть весьма необычные цели поездки… Вот посмотрите, это, пожалуй, объяснит лучше всего.



Он протянул Мортону одну из визитных карточек, которую шофер долго изучал совершенно серьезно.

— Я понимаю вас, мистер Джонс, — сказал он после того. — Я очень доволен порученным мне заданием. Это нечто новое — возить молодых, жаждущих приключений людей. Все мои пассажиры за последнее время были в основном довольно пожилые люди, очень осторожные во всем. И какова же цель нашей первой поездки, позвольте узнать?



Пит с Юпом уже начали находить шофера невероятно симпатичным малым.

— Мы хотим попасть на киностудию «Юниверсум» в Голливуде, к Альфреду Хичкоку, — ответил Юп. — Я… я вчера ему звонил.

— К вашим услугам, господа. — И в следующий миг шикарный лимузин понесся по загородному шоссе, которое вело через горы прямо в Голливуд. Мортон сказал через плечо: — Я обращаю ваше внимание на то, что автомобиль снабжен телефоном и прохладительными напитками. И то и другое — к вашим услугам.

— Благодарю, — сказал Юп. Он уже держал себя с достоинством, подобающим седоку такого экипажа. Он открыл встроенный ящичек и вынул телефонный аппарат — тоже позолоченный, как и молдинги. Наборного диска не было, нужно было только нажать на кнопочку.

— Радиотелефон, — пояснил Юп своему другу. — Нажимаешь кнопочку и называешь телефонной станции нужный номер. Но я думаю, он нам пока не понадобится. — С тихим сожалением Юп водрузил аппарат на место и откинулся на мягком сиденье назад.

Поездка была приятной, но скучной — ничего не приключалось. Вскоре они уже ехали по деловым и торговым улочкам Голливуда. Когда они стали приближаться к цели, Пит начал как то нервно ерзать на своем месте.

— Юп, — сказал он, — ты уже придумал, как нам попасть на студию? Ты же знаешь, все студии обнесены каменной стеной и вход туда охраняется, там всегда стоит привратник, чтобы не прошенные гости, вроде нас с тобой, не смогли туда проникнуть. Нам ни за что не удастся попасть туда!

— У меня есть план, — сказал Юп. — Будем надеяться, что он сработает. Похоже, мы прибыли.

Они ехали мимо высокой бетонной стены, тянувшейся вдоль двух кварталов домов. На щите, прикрепленном поверх стены, тянулась надпись: «Студия Юниверсум». Стена преследовала только одну цель: не пускать на студию непрошенных гостей, как выразился Пит.

Автомобиль подъехал к высоким железным воротам. Они были распахнуты. Человек в униформе сидел в стеклянной будке рядом со входом. Мортон направил автомобиль в открытые ворота, и караульный тут же вскочил.

— Эй! Минуточку! — закричал он. — Куда вы направляетесь?

— Мы едем к мистеру Альфреду Хичкоку.

— У вас есть разрешение на проезд? — допытывался охранник.

— Мы не предполагали, что нам понадобится специальный пропуск, — ответил Мортон. — Юный джентльмен звонил мистеру Хичкоку по телефону.

— О! — Человек нерешительно почесал в затылке. Юп покрутил ручку, спустил со своей стороны стекло и высунулся наружу.

— Милостивый государь, — сказал он, и Пит застыл от удивления, потому что Юп заговорил так культурно и так изысканно, как он от него еще ни разу не слышал — наверняка он тайком потренировался. — Милостивый государь, что препятствует нашему продвижению вперед?

— Ух ты! — охнул Пит. Он знал, что Юп еще мальчиком принимал участие в театральных спектаклях и прославился талантом перевоплощения, но Питу еще ни разу не доводилось видеть своего друга в этой роли.



Юп надул щеки и выпятил губы — ни дать ни взять второй Альфред Хичкок! Правда, несколько нагловатый, но все же несомненно Альфред Хичкок! Никаких сомнений!

— О! Я обязан знать, кто посещает мистера Хичкока, — занервничал привратник.

— Не извольте беспокоиться. — Юп бросил на него еще раз высокомерный взгляд. — Я, пожалуй, исправлю дело и позвоню дяде.

Он вынул золотой телефон, нажал на кнопочку и назвал номер. То был номер «Центра утильсырья Т. Джонса». Юп действительно звонил своему дяде.

Привратник еще раз внимательно посмотрел на удивительный автомобиль и Юпа Джонса, звонившего по золотому аппарату.

— Пожалуйста, проезжайте, — сказал он подобострастно. — Я сообщу, что вы прибыли.

— Спасибо, — сказал Юп. — Ну, Мортон, вперед!

Автомобиль тронулся. Юп откинулся назад, когда они завернули в узкую улочку, справа и слева окаймленную зеленым газоном с пальмами. Позади них стояли, тесно прижавшись друг к другу, десятки маленьких симпатичных бунгало. Вдали виднелись куполообразные крыши павильонов, где снимались фильмы и телевизионные спектакли. Загримированные артисты в диковинных костюмах устремились в один из таких павильонов.

Хотя они и находились уже на территории студии, Пит все еще не мог себе представить, каким образом его другу удастся проникнуть к Альфреду Хичкоку. Но у него почти не оставалось времени на раздумье, поскольку Мортон уже затормозил перед богатым особняком. Как и на многих других студиях, здесь у продюсера был свой дом, где ему никто не мешал работать. На двери на табличке очень красивыми буквами было написано: АЛЬФРЕД ХИЧКОК.

— Подождите здесь, Мортон, — сказал Юп, когда шофер распахнул перед ними дверцу. — Я не знаю, как долго мы там пробудем.

— Слушаюсь, господа.

Юп пошел вперед, поднялся на ступеньку и вошел через стеклянную дверь в приемную для посетителей, где работал кондиционер. Молодая блондинка за письменным столом только что опустила трубку на рычаг. Пит никак не мог узнать в этой молодой элегантной леди Генриетту Ларсон, но стоило той открыть рот, как он уже точно знал, с кем имеет дело.

— Ага! — Генриетта уперла руки в боки и уставилась на Юпа Джонса. — И вы еще осмеливаетесь сюда явиться! Разыгрывает, понимаешь, из себя племянника мистера Хичкока! Ну, сейчас посмотрим, сколько времени потребуется полиции, чтобы выкинуть вас отсюда.



Пит почувствовал, как его оставляют последние надежды, и страшно испугался, когда она опять схватилась за трубку.

— Подождите! — сказал Юп.

— Ждать — чего? — гневно спросила Генриетта Ларсон. — Ты пробираешься сюда, рассказываешь охране, что ты племянник мистера Хичкока…

— Это неправда, — вступился за своего друга Пит. — Привратнику эта идея самому пришла в голову.

— Не встревай, — предупредила его Генриетта. — Юп Джонс — возмутитель общественного спокойствия, и я позабочусь о том, чтобы положить конец его безобразиям.

Она опять склонилась над телефоном. Юп заговорил во второй раз.

— Услужливый дурак опаснее врага, мисс Ларсон, — произнес он, и Пит опять вздохнул. Юп снова перешел на странную манеру разговаривать по книжному и в доли секунды опять принял такой же вид, который произвел такое сильное впечатление на привратника, — вошел в образ юного Альфреда Хичкока.

— Я убежден, что эта моя маленькая актерская импровизация вызовет интерес у мистера Хичкока, — закончил он свой этюд. Генриетта Ларсон, вскинувшая на него глаза, выронила из рук телефонную трубку, словно та ударила ее электрическим током.

— О, ты… — начала она опять. — Ты… — Ей не хватало от возмущения подходящих слов. Потом она рассвирепела. — Ну, это точно, Юпитер Джонс, я готова поклясться, что мистер Хичкок захочет увидеть этот спектакль!

— Э э э… Мисс Ларсон?

Оба мальчика быстро обернулись, когда неожиданно за их спинами раздался громкий голос. Генриетта тоже выглядела смущенной. В дверях кабинета стоял Альфред Хичкок — собственной персоной.

— Что нибудь случилось, мисс Ларсон? — спросил мистер Хичкок. — Я вызывал вас.

— Пожалуйста, решайте сами, случилось или нет, мистер Хичкок, — сказала Генриетта. — Вот этот молодой человек хочет вам что то показать, что вас, бесспорно, заинтересует.

— Сожалею, — ответил Альфред Хичкок. — Я не могу сегодня никого принять. Попросите их уйти.

— Я уверена, что он доставит вам удовольствие, мистер Хичкок, — сказала Генриетта Ларсон. И ее тон вовсе не понравился Питу. Мистер Хичкок, казалось, тоже кое что заметил, потому что он вопросительно посмотрел на обоих мальчиков и пожал плечами.

— Ну, хорошо. Следуйте за мной, сорванцы.



Он повернулся и зашагал к письменному столу, который был чуть ли не таких же размеров, как теннисный корт. Там он сел в крутящееся кресло. Юп и Пит стояли напротив него. Генриетта закрыла дверь кабинета.

— Ну, огольцы, — сказал мистер Хичкок, — на что я должен посмотреть? У меня для вас всего только пять минут.

— Вот что мы захотели вам показать, сэр, — сказал почтительно Юп и вытащил визитную карточку Трех Сыщиков. Пит понял, что он действовал по заранее намеченному стратегическому плану. Похоже, что план срабатывал. Мистер Хичкок взял карточку и внимательно прочел ее.

— Гм м… — произнес он. — Значит, вы сыщики. А можно мне спросить, что означают три вопросительных знака? Они что, выражают ваше сомнение в собственных способностях?

— Нет, сэр, — ответил Юп. — Это наш фирменный знак. Они символизируют нерешенные вопросы и неразгаданные тайны. Кроме того, они пробуждают интерес у людей и способствуют тому, чтобы про нас не забывали.

— Ага. — Альфред Хичкок тактично покашлял. — Значит, вы проявляете заботу о рекламе.

— Ни одно дело не принесет прибыли, если о нем никто не знает, — сказал Пит.

— Вне всякого сомнения, — согласился мистер Хичкок. — Кстати, по поводу дела. Что привело вас ко мне?

— Мы хотим найти для вас дом с привидениями, сэр.

— Дом с привидениями? — Брови Альфреда Хичкока полезли вверх. — А почему вы думаете, что мне нужен дом с привидениями?

— Нам стало известно, что для своего нового фильма ужасов вы ищете настоящий дом с привидениями, сэр, — сказал Юп. — Трое Сыщиков хотят помочь вам в этом намерении.

Альфред Хичкок ухмыльнулся.

— Два человека уже заняты поисками подходящего дома, — сказал он. — Они уже кругом поездили по белу свету — не так то много мест, где проживает нечистая сила. Однако, я уверен, они найдут то, что мне нужно.

— Но если мы найдем такой же дом для вас где то здесь поблизости, съемочные работы окажутся для вас значительно проще, — заставил его задуматься Юп.

— Сожалею, мой мальчик, но я не могу пойти на это.

— Нам не нужно денег, сэр, — сказал Юп. — Все знаменитые сыщики всегда описывали свои интересные дела в романах: Шерлок Холмс, Эллери Квин, Эркюль Пуаро — ну все. Я пришел к выводу, что и вам именно это принесло славу. Для того чтобы нам стать известными среди тех, кто, возможно, когда нибудь прибегнет к нашим услугам, отец Боба — нашего третьего коллеги — будет описывать расследованные нами дела в книжках. Он работает в газете.

— Ну и? — Альфред Хичкок посмотрел на часы.

— И тогда мы подумали, мистер Хичкок, может быть, вы издадите наше первое дело под своим именем?

— Полностью исключено. Пожалуйста, скажите мисс Ларсон, пусть она войдет после того, как вы уйдете.

— Хорошо, сэр. — Юп выглядел жалким и поникшим, когда собрался с Питом выйти. Они уже почти дошли до двери, когда Альфред Хичкок остановил их:

— Минуточку, вы оба задержитесь, пожалуйста.

— Да, сэр? — Они быстро обернулись. Мистер Хичкок смотрел на них, наморщив лоб.

— Я полагаю, вы со мной не до конца откровенны. Что там такое было, что я, по мнению мисс Ларсон, должен был непременно увидеть? Ведь не вашу же визитную карточку?

— Дело в том… — начал Юп с некоторыми колебаниями, — я, видите ли, умею изображать других людей. Мисс Ларсон подумала, что вы заинтересуетесь, если я изображу вас мальчиком.

— Меня — мальчиком??? — В голосе знаменитости угрожающе загрохотали раскаты грома, а выражение лица стало мрачным. — Как ты себе это представляешь?

— Вот так, сэр.

Опять стало казаться, что форма лица Юпа совершенно изменилась. Голос стал басистее, тон слегка высокомерным. Это был совершенно другой человек.

— Я так себе представил, сэр, — сказал он с чужой интонацией, — вдруг вы когда нибудь захотите появиться в одном из фильмов мальчиком, и на тот случай…



Мистер Хичкок сдвинул к переносице брови. Его лицо от раздражения покраснело.

— Ужасно! — сказал он. — Прекрати, и немедленно!



Юп опять стал самим собой.

— Вы не находите, что я удачно скопировал вас? — спросил он. — Я, конечно, имею в виду — вас в моем возрасте?

— Ничего подобного. Я был умненьким честным мальчиком, ни в коем случае не той уродиной, которую ты мне тут представил!

— Тогда мне придется еще потренироваться, — вздохнул Юп. — А мои друзья всегда говорили мне, что у меня это очень здорово получается.

— Я заявляю протест! — загремел Альфред Хичкок. — Я заявляю категорический протест! Обещай мне никогда больше не устраивать этого спектакля, а я… черт побери, обязуюсь написать предисловие к вашей книжке.

— Большое спасибо, сэр! — сказал Юп. — Так, значит, вы хотите, чтобы мы занялись поисками дома с привидениями для вас?



— Да, да, делайте что хотите. Я не обещаю вам, что воспользуюсь им, если вы его найдете, но вы тем не менее ищите. И сделайте так, чтобы вы исчезли отсюда прежде, чем я потеряю последние крохи самообладания. При виде таких сорванцов, как ты, Юпитер Джонс, меня охватывают дурные предчувствия. Ты слишком хитер, мой мальчик, и это добром не кончится.

Юп с Питом пулей метнулись к машине, а Альфред Хичкок остался наедине со своими мрачными мыслями в кабинете.

Кого это удивит? Меня загнали в угол. Водили сначала за нос, потом обвели вокруг пальца. Эти Три Сыщика занялись мною чересчур уж основательно (ах, какая отвратительная уродливо грубая карикатура!). Что мне остается другого, кроме как тоже заняться ими?
РАССКАЗ ПРО ЗАМОК УЖАСОВ
День клонился к вечеру. Тяжело дыша, Боб Андрюс тащил свой велосипед по дороге, направляясь к Зеленым воротам I. Именно сейчас, как нарочно, у него лопнула шина!

Он поставил на обычное место во дворе фирмы велосипед. Внутри в конторе раздавался голос миссис Джонс — она давала указания Патрику и Кеннету, обоим помощникам ее мужа. Ни Юпа, ни Пита в мастерской не было.

Боб нисколько не удивился. Он обошел маленькую печатную машину и отодвинул в сторону кусок старой железной ограды, как бы случайно прислоненной к верстаку. Стала видна длинная широкая труба. Боб проскользнул в открывшееся отверстие, подтянул за собой кусок ограды на место и пополз по трубе вперед так быстро, как ему позволял двигаться гипс. Это был Туннель II, один из нескольких потайных ходов, которые вели в штаб квартиру. Ход упирался в деревянный щит. Боб надавил на него, сдвинул в сторону и оказался там, куда стремился.

Штаб квартирой служил жилой автоприцеп для кемпинга длиной почти в десять метров — Титус Джонс приобрел его год назад как подержанный. Он сильно пострадал при аварии, и покупателей на него не находилось, потому что на стенках были сильные вмятины. Поэтому дядя разрешил Юпу использовать автоприцеп как своего рода собственную контору. За несколько месяцев мальчики с помощью Патрика и Кеннета обложили его постепенно целыми горами старого хлама и рухляди. Снаружи его вообще не стало видно — штабеля железных прутьев, покореженная пожарная лестница, груды кирпичей и досок и всякое такое прочее полностью скрывали его от посторонних глаз.

Мистер Джонс, похоже, совершенно забыл, что там когда то стоял автоприцеп. И никто, кроме самих мальчишек, не знал, что так надежно забаррикадированный автоприцеп был оборудован под штаб квартиру, лабораторию и фотокомнату и что к нему вели несколько потайных ходов.

Когда Боб вылез из другого конца трубы, он увидел Юпа сидящим в отреставрированном собственными руками крутящемся кресле за письменным столом, подпаленным с одной стороны во время пожара. (Вся меблировка штаб квартиры состояла из такого старья, приспособленного ребятами для своих нужд). Напротив Юпа сидел за столом Пит Креншоу.

— Ты опаздываешь! — сказал Юп, как будто Боб сам этого не знал.

— У меня шина лопнула. — Боб все еще никак не мог отдышаться. — Перед самой библиотекой я напоролся на толстый гвоздь.

— Ты что нибудь разыскал?

— А как же? Я столько нашел про привидения и про Замок Ужасов, что мне самому того не хотелось.

— Замок Ужасов? — воскликнул Пит. — Мне такое название совсем не нравится.

— Не торопись, есть кое что и получше, — сказал Боб. — Например, была одна семья из пяти человек, они хотели провести там ночь, но с тех пор их никогда…

— Начни все сначала, — решительно потребовал Юп. — Пожалуйста, расскажи всё по порядку.

— Ну хорошо. — Боб открыл большой коричневый конверт, который принес с собой. — Но только сначала я должен вам сказать, что Скинни Норрис целое утро ходил за мной по пятам и пытался все разнюхать.

— Надеюсь, ты ничем не выдал себя и этот придурок ничего не заметил? — вскинулся Пит. — Он вечно сует везде свой нос.

— Рассказывать я ему, конечно, ничего не рассказывал. Не отвязаться от него было невозможно. Как только я подъехал к библиотеке, он остановил меня, собираясь посплетничать про автомобиль, на котором Юп будет теперь ездить целый месяц. Он хотел знать, что Юп собирается с ним делать.

— Скинни просто завидует, — сказал Юп. — Ведь именно он первым в их классе получил водительские права, а тут, понимаешь, мы разъезжаем на роскошном лимузине с шофером.

— Может быть. А когда я засел в библиотеке за свою работу, — продолжал рассказывать Боб, наморщив лоб, — он все время следил за мной, какие я беру старые иллюстрированные журналы или газеты, чтобы собрать нужный для нас материал, Юп. Я не давал ему подсмотреть, что именно я читаю, но …

— Но? — спросил Первый Сыщик.

— Знаешь, та наша визитная карточка, на которой ты написал мне «Замок с привидениями», когда просил меня прочитать про это…

— Я предполагаю, ты отложил ее в сторону, когда занялся поисками в каталоге, а она после этого исчезла? — сказал Юп.



Боб вытаращил глаза.

— Откуда ты знаешь?

— Ты бы не стал ничего говорить про визитную карточку, если бы не потерял ее, — пояснил Юп. — А то место, где так легко потерять что нибудь из виду, и есть стол рядом с каталогом.

— Ну да, так оно и было, — сказал Боб. — Я думаю, что оставил карточку на столе. Не могу утверждать, что именно Скинни Норрис взял ее, но когда он уходил, вид у него был очень довольный.

— Мы не можем заниматься сейчас Скинни Норрисом, — сказал Юп. — У нас есть интересное дело, над которым нам нужно думать, разрабатывая все версии. Рассказывай, что ты там выкопал.

— Ясно. — Боб вытащил из конверта несколько исписанных листков. — Начнем, — сказал он. — Замок Ужасов стоит на отвесной скале, нависающей над узким ущельем в горах под Голливудом — в Черном каньоне. Первоначально он назывался Замком Террила — его построил киноактер по имени Стивен Террил. Он был голливудской звездой немого кино и играл в основном в фильмах ужасов — про вампиров, оборотней и всякую такую муть. Свое жилище он выстроил по образцу одного из замков с привидениями из своих фильмов. Внутри оно было украшено старинными рыцарскими доспехами, саркофагами египетских мумий и другими устрашающими предметами из декораций к фильмам, в которых Террил снимался раньше.

— Весьма заманчиво и мило, — прокомментировал Юп.

— На твой вкус, может, и так! — Пит был испуган… — И что стало с этим Стивеном Террилом?

— Сейчас дойду, — сказал Боб. Стивен Террил был известен во всем мире как «человек с тысячью лицами». Потом изобрели звуковое кино, и выяснилось, что у Террила писклявый, тонкий голос — он говорил фальцетом, да еще при этом шепелявил.

— Потрясающе, — воскликнул Пит. — Визжащее, как поросенок, чудовище. Наверное, дико смешно.

— Так оно и было. И Стивену Террилу пришлось оставить кинематограф. Он уволил всех слуг и даже отослал от себя своего лучшего друга — менеджера, некоего Джонатана Рекса. Под конец он не отвечал на его письма и не подходил к телефону. Стивен Террил уединился у себя наверху в замке и затосковал. Постепенно все о нем забыли.

В один прекрасный день примерно в сорока километрах к северу от Голливуда обнаружили изуродованную машину. По видимому, она на большой скорости сошла с шоссе и упала со скалы прямо на берег океана.

— Так, и какое отношение это имеет к Стивену Террилу? — прервал его Пит.

— Полиция установила, что это была его машина, — пояснил Боб. — Труп исчез, но это никого не удивило. Возможно, его смыл прибой.

— Здорово! — Пит задумался. — Ты считаешь, он специально все так устроил, чтобы упасть со скалы?

— Этого никто точно не знает, — ответил Боб. — Но когда полиция прибыла в Черный каньон, чтобы осмотреть замок, ворота оказались широко раскрытыми и вокруг не было видно ни одного человека. При обыске внутри они обнаружили в библиотеке записку, в которой было написано, — Боб порылся в своих записях, — «Живым мир больше не увидит меня, но мой дух никогда не покинет этих стен. Пусть на веки веков тяготеет над замком проклятие». И подпись: «Стивен Террил».

— Нет, мой дорогой, — воскликнул Пит. — Чем больше я про это слушаю, тем меньше мне все это нравится.

— Почему же? — сказал Юп. — Наоборот, становится все интереснее. Давай дальше, Боб!

— Ну, полиция осветила все углы и закоулки в старом замке, но, кроме этой записки, не нашла никаких следов Стивена Террила. Выяснилось, что у него в банке были большие долги — он взял там деньги под залог. Банк направил в замок своих людей, они должны были забрать все ценное, что там было, но люди, оказавшись внутри, начали как то странно нервничать и испытывать внутреннее беспокойство — от чего, они и сами не могли себе объяснить — и в конце концов отказались выполнить поручение. Они еще только сказали, что видели там всякие странные вещи и слышали странные звуки, но выразиться яснее не могли. В итоге банк попытался продать замок таким, каким он был, но не нашлось никого, кто хотел бы в нем жить, не говоря уже о том, чтобы купить его. Каждый, кто входил туда, испытывал через некоторое время невыносимо неприятное ощущение. Маклер по продаже недвижимости однажды решил провести там всю ночь, чтобы доказать, что все это только одно воображение. В полночь он сбежал оттуда — обуреваемый страхом, он промчался, не переводя дыхания, через все ущелье.



Вид у Юпа был совершенно восторженный. Пит громко икнул.

— Дальше! — сказал Юп. — Это даже гораздо лучше, чем я ожидал!

— И другие люди тоже пытались провести там ночь, — рассказывал Боб. — Молоденькая киноактриса, восходящая звезда, попробовала проделать это ради рекламного трюка. Она не выдержала и до полуночи, и зубы ее стучали так, что она не могла произнести ни слова. Она только что то жалобно скулила про синий фантом и туман страха.

— Синий фантом и туман страха… — Пит облизал пересохшие губы. — А больше ничего, а? И никаких всадников с головой под мышкой, никаких привидений с гремящими цепями, никаких…

— Если ты дашь Бобу договорить, — прервал его Юп, — мы быстрее узнаем все до конца.

— Если вы меня спросите, — забормотал Пит мрачно, — лучше бы ему вообще ничего не рассказывать. С меня хватит.



Юп сделал вид, что не слышит.

— Ну, еще что, Боб?

— Конечно! Еще было много чего такого! Однажды туда въехала семья из пяти человек. Банк разрешил им бесплатно жить там год, если они сумеют прорвать эту пелену наваждений. Но их никто никогда больше не видел. Они… они все исчезли в первую же ночь.

— Наблюдались ли там какие нибудь явления? — допытывался Юп. — Вздохи, стоны, вой, летающие призраки или нечто подобное?

— Сначала нет. Но потом чего только не было — стоны, вроде как бы издалека, некая туманная фигура, поднимающаяся время от времени по лестнице, и иногда вздохи. Порой казалось, что откуда то снизу, из подземелья, доносятся сдавленные крики. Многие рассказывали, что они слышали зловещую музыку — ее издавал какой то поврежденный орган в большом зале. А несколько человек даже на самом деле видели призрака, играющего на органе, — нечто мерцающее, вроде как синяя вуаль. Они назвали его «синим фантомом».

— Наверняка были попытки изучить эти сверхъестественные явления?

— В замок приезжали несколько ученых для проведения исследований, — сказал Боб, опять посмотрев в свои записи. — Но они ничего такого особенного не увидели и не услышали. Они только все время испытывали неприятное ощущение, нервничали и были этим смущены. Когда они уехали, банку стало окончательно ясно, что найти покупателя никогда не удастся. После этого туда перекрыли проезд и забыли о замке. С тех пор прошло больше двадцати лет без всяких попыток попробовать провести там ночь. В одной газетной заметке сообщалось еще, что поначалу бездомные и бродяги хотели устроить там для себя ночлежку, но и они не выдержали. Они распространяли такие ужасающие слухи про это место, что ни один бродяга не отважился приблизиться к замку. В последние годы ни в газетах, ни в иллюстрированных журналах ничего больше про Замок Ужасов не появлялось. Насколько я мог понять, — заключил Боб, — замок так и стоит, покинутый и заброшенный. Банк не смог его продать, и ни один человек не заходит туда — да и зачем?

— Этот вопрос я себе тоже задаю, — поддакнул Пит. — Меня туда никто не заманит.

— И тем не менее, — заявил Юп, — мы туда пойдем, и к тому же — уже сегодня вечером. Мы втроем с фотокамерой и магнитофоном — нанесем в замок краткий визит. Нам нужно установить, живут ли там еще привидения. Все, что нам бросится в глаза, послужит для нас в дальнейшем отправной точкой при нашем детальном расследовании. Я очень надеюсь, что в этом месте еще действительно есть привидения. И если это так, то благоприятные условия для создания новейшего фильма мистера Хичкока будут нам обеспечены.


с. 1 с. 2 ... с. 4 с. 5

скачать файл

Смотрите также: